19Marty91
Быть может то, что может быть...
Англия, Эйлсфорд, 245 Колдхарбор лейн, Отель Хаусинк 21, около полудня, 23 мая 2014

В тот вечер Мартину так и не удалось связаться с базой и они решили заночевать в отеле.
На следующий день офицер с утра связался со штабом, узнал общую обстановку и получил приказ вернуться на базу. Спустя восемь дней никто и не надеялся уже, что Мартин выживет, и когда в штабе раздался звонок, никто и не подозревал, что это будет он. Звонок, безусловно, вызвал всеобщее удивление и искреннюю радость. Спустя некоторое время он вернулся в номер Брук и сказал, что нужно собираться и выезжать. Офицер также рассказал, что практически весь Юг и Юго-Восток захвачены. Саутгемптон тоже захватили.
Они договорились, что вместе доедут до Бристоля - в его пригороде расположилась временная база.
К полудню они уже были готовы выезжать. Брук спросила перед отъездом, не в Бристоль ли эвакуировали Кевина, но Мартин сказал, что точно не знает куда эвакуировали тогда госпиталь, лишь знает, что на запад, как раз в направлении к Бристолю.







Англия, Уай, 3 Оксентур Роад, Отель "Мистраль". 23 мая 2014, около полудня.

Тем временем Элизабет и Бернар продолжали жить в гостинице и планировали куда им дальше ехать. Всё это время они спорили: Бернар утверждал, что им необходимо уехать в Нью-Йорк к сестре Элизабет, а она совсем не хотела ехать к сестре и бросать родную страну и свой дом, но в то же время боялась и оставаться в непосредственной близости от военных действий.
В этот теплый солнечный весенний день Бернар всё-таки уговорил Лизу позвонить сестре. Когда он собирался уйти, Лиза остановила его, но он заверил, что не собирается покидать отель: он лишь спустится к регистратору, чтобы сделать пару звонков.





Бернар вновь связался со своими друзьями в командовании и попросил их о помощи с эвакуацией. Сказал, что они в прошлый раз не успели уехать до боя. После непродолжительных переговоров его просьба была удовлетворена и за ними вновь должен был приехать сержант Скотт Леннокс. Второй звонок он сделал брокеру, чтобы узнать о состоянии его счетов, но с улицы послышался шум, хлопки взрывов вдали и выстрелы. Бернар прервал разговор, сказал испуганной администратору отеля, что нужно готовиться к эвакуации, а сам решил выйти на улицу.
Выйдя из отеля он увидел, как в конце улицы поднимается столб чёрного дыма и услышал выстрелы. Земля тряслась от приближающейся тяжёлой бронетехники. Из-за поворота начал медленно выползать большой тёмный силует танка. Бернар растерялся на миг, перед тем как побежать обратно в отель, но этого мига хватило русскому снайперу, несколько минут назад вышедшему из-за угла дома за его спиной и уже около минуты держащему его на прицеле. Бернар так и не успел понять что произошло - всё случилось за доли секунды. Он схватил свой дробовик и успел лишь сделать шаг в сторону отеля, как тут же почувствовал толчок в спину, потом боль, перед глазами всё поплыло... Говорят, перед смертью человек видит свою жизнь, но перед глазами Бернара встала картина из детства, как его мать недовольно смотрит на него и говорит, что он её разочаровал, вспомнился день знакомства с Лизой на званом вечере, и вальс, когда он часто наступал ей на ноги и сгорал от смущения, а потом он увидел свой пустой кабинет...







Вскоре подъехал Скотт. Выйдя из машины он сразу увидел Бернара у входа в отель и на мгновение обомлел. Сержант подошел к Бернару, проверил пульс и тихо сказал, согнувшись над ним: "Эх, Бернар, я же предупреждал. Как же так то..." - сержанта так потрясла эта страшная картина потер своего друга, что у него стали наворачиваться слёзы. Но он быстро привёл себя в чувство пощёчиной, вытер лицо футболкой и направился в отель.





Элизабет достала фотографию сестры, которую спрятала в чемодане и долго смотрела на неё. Там её сестре было 20 лет. Она вспоминала, как они играли с сестрой, как ругались, как ходили вместе на дискотеки и на вечеринки. Всспоминала, как сестра поругалась с родителями и как тайком сбежала из дома. Как сестра позвонила Элизабет через год и попросила денег, как они встретились в аэропорту и её сестра Маргарет сказала, что улетает в Нью-Йорк, о котором всегда мечтала. Но выстрелы и грохот с улицы грубо вырвали Лизу из воспоминаний. Внезапно она почувствовала небольшую вибрацию и нарастающий гул. Испугавшись, она всё бросила, спряталась в углу и загородилась тумбочкой. Когда всё стихло она почувствовала, как холод пробежал по её телу и как накатывает непреодолимой силы тоска. Ей стало страшно.
Вскоре в дверь кто-то постучал, потом ещё раз и более настойчиво, но Лиза боялась и молчала. Кто-то попробовал открыть дверь, подёргал ручку, а потом с силой выбил дверь. Сердце Лизы заколотилось, она тихо пискнула и сжалась в углу. В комнату вошёл Скотт, он позвал её по имени и сразу же представился. Он старался говорить сухим безэмоциональным голосом. Она смотрела на него из-за тумбочки испуганными глазами. Сержант сразу подошёл к ней и помог встать. Сказал, что нужно срочно ехать и схватил её чёрный чемодан. Элизабет как всегда упёрлась, сказала, что без мужа никуда не поедет и стала вырывать из рук военного чемодан. После недолгого спора сержант не выдержал и грубо приказал ей замолчать и собираться. Лиза вздрогнула и растерянно на него посмотрела. Его грубость и жесткость стали вызывать подозрения. Скотт сказал, что нельзя терять время, схватил в охапку попавшие под руку вещи, кое-как запихал их в чемодан и сунул Лизе. и стал её подгонять, чтобы она скорее выходила.











Лиза спешила и старалась идти быстрее, подгоняемая Скоттом, но юбка упорно путалась в ногах и мешала сделать шаг, да и каблуки не облегчали задачу. Лиза и Бернар собирались отобедать в местном ресторане, и она готовилась к выходу, а не к бегству. В холле сержант сказал ей не смотреть по сторонам, а сразу прыгать в машину, которая у самого входа. Выйдя на улицу, Лиза всё-таки посмотрела по сторонам и сразу увидела мужа. От ужасной картины она онемела и побледнела, её тело перестало слушаться и она уронила всё что несла в руках. Скотт даже не успел подойти к ней, как она закричала что было сил и рухнула на землю рядом с мужем. Она кричала, ревела и обнимала Бернара. Услышав душераздирающий крик, в окнах соседних домов осторожно показались люди. Скотт кинул чемоданы в машину и сразу же подбежал к Лизе, стал её успокаивать и обнимать. Он говорил, что, как бы не было бы больно, нужно ехать. Она ревела, кричала, что никуда больше не поедет и отбивалась от Скотта. Каждый раз, когда он пытался её поднять, она колотила его и кричала. Она распласталась на земле рядом с мужем, обнимала его, гладила и целовала. Скотт не мог долго её утешать и успокаивать и просто с силой схватил её, поднял и потащил в машину. Она вырывалась и не хотела сидеть в машине. Она кричала, что больше не хочет жить.
Одной рукой удерживая сокрушенную горем женщину, он завёл машину, и, пока Лиза вновь не выскочила из неё, он резко сдал назад и поехал. Лиза уже ничего не чувствовала, не слышала и не видела. Она не видела помятую машину, на капоте которой лежало множество различных цветов и кустарников, и даже оградки от палисадника, так как Скотт летел на всей скорости напрямик через сад. Она не чувствовала боли от порезов, царапин и ссадин, которые ей достались после схватки с военным. Не замечала синяков, оставленных грубыми руками Скотта. Перед её глазами всё время стояла картина мёртвого мужа...