• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:40 

Быть может то, что может быть...
Портленд, 1633, Юго-запад Парк Авеню, Государственный университет Портленда. Около полудня. 29 апреля 2014 года.
На следующий день после эвакуации военные выдали какую-то одежду Кетрин, чему та сильно удивилась. Это были довольно простые и в тоже время удобные вещи: штаны, майка и куртка. Также ей выдали сапоги, правда не сразу угадав с размером, но они ей не пригодились, поскольку в это время года в Портленде уже становится жарко.
Эвакуация была организована не лучше, чем в Сиэтле: на спеху, многим не хватало раскладушек, продуктов, одежды, да и просто мест. Но эти проблемы решались довольно оперативно, и уже через несколько дней стало намного лучше, появились свободные места, одеждой делились жители уцелевшей части города. Впрочем, люди делились всем необходимым и даже пускали беженцев пожить в своих домах, а так как эвакуировали лишь восточную и северную части города, пострадавших было в разы меньше чем, в Сиэтле. Практически все больницы находились в центральной, южной и западной части города, и их перевозить не пришлось, как и общежития, институты, школы и иные социальные учреждения. Но, тем не менее, из-за атаки и близкой расположенности к фронту был введён строгий режим, комендантский час. Въезд и выезд из города были строго по специальным пропускам и разрешениям. Магазины, банки, рестораны и иные учреждения не работали за редким исключением. Несколько частных и небольших магазинчиков работали тайком.
С тех пор, как началось нападение на Портленд, прошло больше недели. За это время армия США смогла отвоевать захваченный Международный Аэропорт Портленда и пассажирский вокзал тем самым оттеснив вражеские войска на другой берег реки Колумбия. За проведение операций по спасению города, эвакуации жителей, доблестной обороне, а также за защиту и оборону стратегических объектов военные, принявшие участие в операциях, получили награды и премии, офицеры в добавок - два выходных дня.
За это время в здании института стало меньше людей: часть распределили по общежитиям, часть разъехались по знакомым и родственникам, а некоторым даже удалось уехать из города. Но это несильно улучшило ситуацию в институте, поскольку он оказался одной из основных точек эвакуации. Узнав про тех счастливчиков, которым удалось уехать из города, Кет загорелась желанием тоже покинуть город. Ей было куда ехать - в Нью-Йорке она могла вернуться к работе и остаться жить там, в Бостоне живут её родители, с которыми она связалась и которые её ждут. Кетрин же ехать было некуда, а на предложение Кет она не хотела соглашаться, ведь вся ее жизнь была в Сиэтле, тем более что там могут еще оставаться её родители. Но Кет не могла успокоиться Она узнала, что нужно сделать и какие документы оформить, чтобы покинуть город, узнала, сколько будут стоить расходы на дорогу и оформление, но на руках у них было явно недостаточно денег: У Кетрин - 22 доллара, а у Кет - 54. Кет решила, что нужно отправиться в город на поиски хоть одного работающего банкомата. Она слышала, что такие еще остались...



Вдруг в помещение вошел военный. Незваным гостем оказался не кто-нибудь, а капитан Макс Уайт. Кетрин, признаться честно, поначалу думала о нем, скучала, но потом стала забывать, да и ей с трудом стало вериться, когда романтический дурман спал, что капитан, спасающий сотни людей, вдруг запомнит её, но она была не права... Кетрин была поражена настолько, что на секунду просто онемела. Познакомив капитана с Кет, она предложила ему присесть, и капитан аккуратно сел на край матраца. Кет, не растерявшись, решила не мешать смущённым влюбленным и пошла на поиски банкомата.
Капитан как и раньше был немногословен, учтив и вежлив. Он подарил принесённые специально для Кетрин подарки. Макс подарил букет чайных роз с красным отливом, шоколад, который в это опасное время сразу же стал дефицитом и плюшевого медвежонка, чтобы Кетрин всегда помнила про Макса и ждала его...





... Зная, как Кетрин любит читать, он принёс ей книгу в подарок. Это была его любимая книга, которая осталась в библиотеке его матери и которую он много раз перечитывал - "Большие надежды" Чарльза Диккенса. Отец рассказывал Максу, что мама любила эту книгу. Его мама умерла при родах, так что он и не знал её никогда, лишь видел на фотографиях и знал её лишь по рассказам отца. Он родился в Денвере, но вскоре после смерти матери отец уехал из Денвера в свой родной городок на границе штата и остался жить там с сыном. Макс рос в пригородном городке с населением не больше сотни тысяч человек, закончил там школу и колледж, потом поехал учиться в государственный университет Орегона. Когда он закончил учиться его отец умер, а незадолго до этого его девушка уехала в Европу и решила остаться жить там, бросив его. Он попробовал поработать по своей профессии инженером-строителем и поехал в Сиэтл, но жизнь в большом городе оказалась для него непривычной, да и без какой-либо поддержки ему было ещё тяжелее, и он решил вернуться обратно в город отца - Онтарио. Но там он не смог устроиться... Взяв себя в руки, он, в конце концов, решился и пошёл в армию США.





Кет вышла из института и направилась в сторону центра города. Она думала о том, где могут быть рабочие банкоматы, как вдруг случайно столкнулась на углу с капитаном Шмидтом. Она была очень удивлена встрече с ним, и она не поняла, что встреча не случайна, пока он не вручил ей пакетик с подарком и цветами. В пакете были различные фрукты, что было не меньшим дефицитом. Они мило и скромно друг другу улыбались и молчали, пока капитан не извинился и не сказал, что совершенно не умеет ухаживать. Кет было очень лестно, но её голову забивали мысли о побеге из злосчастного города и мысли о потерянной работе. Тем не менее она решила, что немного отвлечься ей не помешает. Она сказала капитану, что рада будет ему помочь и предложила пройтись немного в ближайшем сквере.




21:31 

Быть может то, что может быть...
Портленд, 1633, Юго-запад Парк Авеню, Государственный университет Портленда. Около полуночи. 29 апреля 2014 года.
Кетрин никак не могла уснуть, она долго ворочалась, пытаясь найти себе более удобное место, пыталась заснуть, не думать ни о чем плохом, но сон никак не хотел покорять ее. Ей было душно. В общем-то, в плохо проветриваемом помещении учебного блока института душно было почти всегда. Кетрин решила, несмотря на комендантский час и строгие запреты, выйти на улицу. Она подумала, что если выйдет во дворик вуза, а не на саму улицу и не будет гулять, а просто посидит в укромном уголке дворика между главным зданием и складом, она не сильно нарушит правила и не будет никем замеченной. Тихо прокравшись мимо охраны, она проскользнула незаметно через пожарный выход, который как раз вел во дворик, отведённый под зону для курящих, но ночью туда никого не пускали и Кетрин могла уже спокойно и без опаски передвигаться там. Вдруг в темноте она заметила какую-то тень. Решив, что ей просто показалось, она осторожно подошла к углу здания, и вдруг тень протянула к ней руку. Она чуть не закричала от страха, но тут шёпотом, с такой доброй и нежной интонацией тень сказала, чтобы она не боялась - это Макс. Она была очень рада, но и очень удивлена. Что он мог делать посреди ночи здесь!? Он сказал, что решил на эту ночь не ехать в свой штаб, тем более что у него выходной, и остался здесь, чтобы посмотреть, как она спит и побыть рядом. Это было очень приятно услышать и осознать. Без лишних слов они прижались друг к другу, поцеловались... через несколько минут они всё же решили прервать свои пылкие и страстные объятья, чтобы скрыться в небольшом подсобном помещении, в которое вела одна из дверей рядом, от случайных глаз, чтобы полностью и без оглядки предаться всепоглощающему пламени страсти...








19:31 

Быть может то, что может быть...
Портленд, 1633, Юго-запад Парк Авеню, Государственный университет Портленда. Около 18.00. 30 апреля 2014 года.

Кетрин и Кет наслаждались подаренными деликатесами и обсуждали дальнейшие планы. Кет никак не могла успокоиться и горела желанием поскорее уехать из опасного города, и даже мысли об ухаживаниях Тома её не могли удержать. Но Кетрин, напротив, уже совершенно не хотела покидать осаждаемый город. Её родители были неизвестно где, ей некуда было ехать и не к кому, и, тем более, здесь капитан Уайт, к которому она сама питает чувства. Он держит слово. Как только капитан узнаёт что-то про эвакуированных из Сиэтла, сразу сообщает Кетрин, но пока тщетно. Они уже проверили списки спасшихся людей из половины городов, куда вывозили людей, но её родителей по прежнему нигде не было. Кет уговаривала Кетрин изо всех сил поехать вместе с ней в Бостон к её родителям, но Кетрин отказывалась.



Сиэтл, 1301, Спринг стрит, Квартира Роуз Кинли, то же время.
Во время нападения на Сиэтл Джерри удалось спастись. Он спрятался в кафе на пути к работе. Он чудом успел отбежать от машины к кафе, ведь в следующий миг в его автомобиль попал снаряд. В кафе он встретил подругу жены Роуз, которая сразу, как закончился обстрел улицы, отвела его к себе домой. Её дом был рядом с тем кафе и добрались они до него благополучно.
Через несколько дней после нападения они больше не могли выносить тот ужас и бред, которым промывала мозги по всем захваченным каналам телевидения и радио армия КНР и решили организовать своё подпольное радио. У них не было достаточных средств для этого, но им стали помогать люди, которые также не смогли вовремя эвакуироваться, в основном - соседи. Они же и привели к Роуз военного - рядового Марка ДеЛонга, который не успел спастись и покинуть город со своим взводом. Они защищали шоссе Ай-5 и все погибли во время обороны, лишь ему удалось спастись. Он помог починить военную рацию, которую вытащили из разбитого джипа неподалеку и организовать радио, он был при оружии и в случае необходимости всегда мог защитить безоружных жителей. Уже через неделю после нападения на город радио начало свою работ. Они вещали правду о происходящем в городе, о количестве раненных и пострадавших. Журналистами радио служили простые жители-добровольцы, но помимо этого под идеей противостояния помимо подпольного радио постепенно готовилось и сопротивление, которое возглавил рядовой ДеЛонг.






00:08 

Быть может то, что может быть...
Портленд, 1633, Юго-запад Парк Авеню, Государственный университет Портленда.Около полудня, 08 мая 2014.
Спустя неделю Кет всё-таки смогла в последний момент снять денег в единственном работающем и не разграбленном банкомате. Она сняла всего 150 долларов, но этого ей должно было хватить добраться если не до Бостона, то хотя бы до ближайшего города с работающим банком, почтой и денежными переводами. Вопреки всем уговорам Кет, Кетрин так и не согласилась с ней поехать, она переживала сильно из-за родителей и хотела быть к ним как можно ближе. Она не хотела прощаться с Максом. Их роман стремительно стал развиваться, хоть и виделись они не часто. Впрочем, роман Кет с Томом тоже развивался. Он даже смог выбить себе выходной и приехать за Кет, чтобы отвезти её к автовокзалу и проводить.
Попрощавшись с подругой, они обменялись номерами телефонов, адресами и иными возможными контактами и Кет вместе с капитаном вышла на улицу. Понимая всю неизбежность долгого расставания, капитан Шмидт всё-таки решился на более откровенный поступок и поцеловал Кет на прощание. Кет и сама ждала этого поцелуя и даже решила, что если капитан так и не рискнёт, то она сама его поцелует. Их прощание затянулось...







На следующий день, утром, капитан Уайт приехал к Кетрин в университет. Он привёз для возлюбленной её вещи из дома, из которого он спас Кетрин. Она была очень удивлена, что он смог найти и даже собрать её вещи. Это был её чемодан. Открыв его, она узнала свои вещи и свою любимую юбку.
Макс вновь завел разговор о том, что Кетрин необходимо покинуть город. Ей опасно здесь оставаться. Вражеские силы ждут подкрепления и готовятся к новому нападению. Но Кетрин вновь стала упираться. Капитан сказал, что сделает всё возможное, чтобы спасти её родителей, но пока она должна уехать, ведь если с ней что-то случиться этим она им не поможет. Так как ей было ехать некуда, капитан упорно уговаривал поехать в его дом, и, в конце концов, он отдал Кетрин ключи, оставив записку с адресом и сказав, что надеется, что этот дом когда-нибудь станет их домом. Он дал ей 300 долларов на дорогу и на первое время. Она долго отказывалась от них, но капитан был непоколебим. В конце концов Кетрин ничего не оставалось, как согласиться. Они договорились, что будут писать друг другу и созваниваться при возможности. Они попрощались, а Кетрин тихо прошептала ему, что любит его всем сердцем...







Онтарио, штат Орегон, 63, 4-я улица, дом Макса Уайта, около 14.00, 10 мая 2014
Это был небольшой старый домик, как практически все в округе. Кетрин добралась до него довольно быстро. Автобус, на который её посадил Макс, довез её до центра города, а оттуда она поймала такси и доехала до его дома. Городок оказался очень маленьким. Такие городки Кетрин видела только по телевизору или из окна, проезжая их мимо.
Несмотря на то, что местами были разбросаны какие-то документы, газеты и вещи, а на столе стояла грязная кружка, дом казался несколько заброшенным: продуктов не было, только пачка просроченного молока, газеты старых дат, большой слой пыли.
Уставшая с дороги Кетрин, быстро осмотрев первый этаж дома, присела в гостиной на диван. Её охватила тоска. Пустой дом, она вспомнила родителей, представила свой пустующий дом, ей стало одиноко...




16:32 

Быть может то, что может быть...
Англия, Фолкстон, 1-5 Бувери плейс, Бувери плейс торговый центр. Магазин Коламбус, около 9 утра, 11 мая 2014.
Брук Хант - директор магазина Коламбус, была в последнее время постоянно на нервах: переживания из-за друзей, живущих в Америке и событий приходящих там, из-за того, что после нападения на Портленд закрылась основная компания-поставщик, а склады с товаром, который отгружали на отправку в Англию, были взорваны в Сиэтле. Она срочно искала поставщиков. Ей удалось договориться с кем-то в Нью-Йорке, в связи с чем перед очередным открытием магазина она проводила учёт вместе с администратором Кевином Стейси. Он предложил ей при поступлении новой партии товара продать остатки прежнего, устроив внеочередную распродажу.
Внезапно послышался страшный вой сирен воздушной тревоги с улицы, потом зазвенела пожарная тревога в самом торговом центре и в громкоговоритель объявили о необходимости покинуть здание и спрятаться в подвал. Послышались выстрелы и страшный грохот где-то вдалеке, становившиеся всё ближе и ближе. Что-то взорвалось уже совсем рядом, стёкла задрожали и всё здание затряслось. Они испугались, обняли друг друга и отбежали к стене. Прогремел взрыв перед зданием торгового центра, вдребезги разлетелись витрины магазинов, стеклянные поручни эскалаторов и перил лестниц, осыпался стеклянный купол холла. Кевина и Брук спасло то, что они успели отойти подальше от витрины и их загородили стенды с одеждой. Взрывом их оглушило и первое время они будто слепые щенки беспомощно пытались прийти в себя и сообразить, что же всё-таки произошло. Они решили, что это был теракт, так как этот торговый центр - это самое многолюдное место в городе. Они не решились пойти через магазин и главный холл испугавшись того, что там могут быть террористы, и выбрались на парковку через складские помещения, в которые вела дверь прямо из торгового зала.











Они были уверены что произошел теракт, но когда они оказались на парковке, остолбенели от увиденного. Такого они и представить себе не могли: небо, застилаемое дымом, рассекали военные самолеты, повсюду спускались парашютисты. Рядом с торговым центром вместо автодороги и улицы были две огромные воронки от взрыва, газетный киоск был раскурочен, повсюду валялись обломки, части тел, мусор, улица превратилась в месиво, а соседнее здание - 5-и этажная парковка превратилась в горящий раскуроченный остов, повсюду валялись обломки кирпичной кладки и куски раскуроченного и обгоревшего металла, который ещё несколько минут назад был автомобилями. Брук и Кевин так и замерли на стоянке, глядя на весь этот ужас, но Кевин всё же смог взять себя в руки и, резко выдернув Брук из оцепенения, сказал, что нужно срочно уезжать. Они сели в её машину и поехали в сторону дома Брук.



Англия, Фолкстон, 19 Манор роуд, дом Брук, около 10 утра.

Дорога до дома заняла не так много времени. Почти столько же, сколько и обычно. Паника в городе только начиналась, и ещё не до конца опомнившиеся люди не успели выбежать на улицы города. Им пришлось выехать на тротуар, чтобы объехать часть осыпавшейся стены магазина Сайнсбурис. Поворачивая на свою улицу Брук и Кевин увидели, что на площади в конце Бувари роуд было большое количество военной техники. Она перекрыла всю улицу и двигалась в сторону центра города. Испугавшись увиденного, Брук прибавила скорость и за секунды добралась до дома, случайно снеся на скорости пару мусорных баков и чей-то палисадник. Кевину ничего не оставалось как поехать с Брук и задержаться у неё, так как военные полностью перекрыли ему путь домой, да и жил он далеко от Брук, а машина пострадала вместе с той парковкой рядом с ТЦ "Бувери плейс".
Приехав домой они первым делом заперли все окна на ставни и заложили их снаружи запорами. Они заперлись в доме и, спохватившись, Брук тут же начала звонить отцу, но связь пропала буквально через пару секунд после того, как она набрала номер, и больше уже не появилась. Брук охватил ужас. Она боялась, что если напали на Англию, значит Америка захвачена и, возможно, её отца уже и нет в живых. Кевин обнял её и стал успокаивать, хотя и сам переживал за своего бывшего парня в Америке.




21:02 

Быть может то, что может быть...
Англия, Фолкстон, 19 Манор роуд, дом Брук, около 14.00

В городе почти сразу погас свет, пропала сотовая, радио и теле связь. Из-за отсутствия электричества Брук и Кеви решили снять с некоторых окон ставни на время.
Официально эвакуацию и сбор объявили в полдень, но Брук и Кеви решили остаться, ведь кто-то же должен следить за домом, магазином, складом, да и им, так же как и многим, просто некуда было ехать. Они договорились, что Кевин накроет на стол и приготовит обед, поскольку у Брук в доме была газовая плита, а в пристройке даже угольная сохранилась, правда неизвестно, рабочая ли. Брук этот дом достался от матери 4 года назад, и до конца она так и не разобралась еще во всех хитростях жизни в Англии.





Пока Кевин готовил обед, Брук поднялась на второй этаж в свою спальню, сразу же переодела кроссовки и начала собирать сумку необходимых вещей на случай, если нужно будет срочно эвакуироваться. Пока она собирала вещи, она случайно нашла сигареты. Брук бросила курить три года назад и забыла про них. После пережитого стресса она решила всё-таки закурить. Она устроилась на кровати, взяла шкатулку с драгоценностями, стала их перебирать и аккуратно прятать в одежду, чтобы с ними ничего не случилось.





В то же время раздался взрыв где-то рядом, потом ещё один, но уже прямо перед самым домом. Сразу же дом затрясся и будто вздрогнул, послышался звон разбитых стекол и грохот...





Брук сразу же побежала к Кевину. Перед ней была страшна картина: Кеви лежал на полу, заваленный обломками и осколками стекла и посуды. Брук помогла ему встать и прийти в себя. К счастью, он пострадал несильно: его слегка оглушило и поцарапало так как он удачно упал под стол.
Брук схватила свою сумку и то, что успела собрать, отвела Кевина к машине и они постарались как можно скорее покинуть этот злосчастный город.




19:38 

Быть может то, что может быть...
Элизабет Хинксхилл в своем поместье.












19:56 

Быть может то, что может быть...
Англия, Хиксхилл, Поместье Хиксхилл, около 17.00, 11 мая 2014.
Горничная и личная помощница Элизабет Хинксхилл Грета подала ромашковый чай в спальню, как её и просили. Элизабет была занята подготовкой к званому вечеру и благотворительному балу в замке Кент. Традиции не позволяли пропускать время чая, поэтому и её муж в силу занятости попросил подать ему чай в кабинет.
Вскоре после этого в комнату вошёл её муж Бернар Хинксхилл. Он рассказал жене о тревожных новостях, которые он получил с побережья. Он рассказал, что Дувер и Фолкстон захвачены, и что вражеские войска двигаются вглубь острова - к Лондону. Необходимо срочно собираться и уезжать, она должна срочно уехать! Почти не осталось времени до того, как они войдут в город и пройдут через поместье. Элизабет даже не успела ахнуть, как её возбуждённое страхом сознание взбудоражил послышавшийся где-то вдалеке вой сирен и внезапные хлопки, похожие на взрывы. Они конечно были очень далеко, но они заставили её побледнеть, а сердце - забиться чаще. Она думала, что жалкие угрозы никогда не приведут к такому. Муж аккуратно обнял её и усадил на постель. Предложил выпить её любимый чай. Он успокаивал Элизабет, но телефон в кабинете разрывался и он вынужден был покинуть её.









Лишь через некоторое время Элизабет пришла в себя. Она прокручивала в голове сказанное мужем и вдруг она поняла то, что он не поедет с ней никуда. Горничная уже пришла собирать её вещи, а Элизабет пошла к мужу, но кабинет был заперт. Она стала стучать, звать его и просить открыть дверь, её охватила паника, она всё сильнее и сильнее рвалась к нему, порой уже не осознавая этого. Она сильно переживала за него, боялась, пусть и за нелюбимого, но за эти годы ставшего родным, на мгновение её посетила страшная мысль, что возможно это и к лучшему, но, сразу же отбросив её, она стала ломиться с еще большей силой, но тут еЁ прервала Грета сказав, что в гостиной её ждут.



В гостиной её ждал сержант Скотт Леннокс, который по поручению полковника приехал за Элизабет. Он ей упорно объяснял всю опасность ситуации и уговаривал срочно ехать с ним. Она знала, что полковник - друг Бернара, и что они служили вместе, что это поручение её мужа. Но Элзабет не уходила. Он упорно пытался ей объяснить всю опасность ситуации. Когда его доводы иссякли, он попытался взять Элизабет за руку, но она, чуть не закричав, стала возмущаться на него и просить уйти из её дома.







Элизабет вернулась в комнату. Всем своим видом она старалась показать свою независимость и силу, но сил-то как раз и не хватало. Она и сама не понимала, благородство ли это или действительно за эти несколько лет она полюбила Бернара, но она решительно хотела остаться с ним и погибнуть вместе в их поместье. Сборы шли полным ходом, горничная собирала чемоданы из самого "необходимого": костюмов Версачи и Шанель, Диор и Лакруа. Она их аккуратно раскладывала и упаковывала, приносила одежду партиями из гардеробной и шкафа, из холла. Через некоторое время в комнату вновь вошёл Бернар. Он попросил удалиться Грету и остался с женой наедине. Она рассказал, что это его долг и он должен доблестно защищать свою и честь страны! Что силы опасного давнего врага Англии - России вступили на Британские земли. Что под прикрытием конфликта с бывшими странами СНГ и нападением на США КНР Россия отвлекла военные силы НАТО от Европы и напала исподтишка. Он признался, что сильно любит Элизабет и всегда любил, что нет ничего важнее её жизни и он не сможет ни жить спокойно, ни умереть без чувства вины если с ней что-то случится. Она умоляла его остаться с ней.






19:40 

Быть может то, что может быть...
Англия, Хиксхилл, Поместье Хиксхилл, около 14.00, 12 мая 2014.

Элизабет всё-таки осталась в поместье вопреки уговорам мужа и подготовкам к эвакуации. Для нее специально подали автомобиль, собрали багаж, приехал сержант для обеспечения безопасности.
С утра Лиз вместе с Гретой распаковывали обратно вещи. Сержанта Леннокса разместили в гостевой. В связи с задержкой и отказом Элизабет уезжать он задержался в поместье. Вражеские войска благополучно миновали те 20 километров, которые отделяли их от Фолкстона, и прошли дальше. Связь уже не работала: ни мобильная, ни теле и радиовещание. Сержант не мог связаться со штабом и вернуться обратно, и у него не было выхода, как остаться. Бернар был лишь рад этому. Он рассчитывал, что сержант сможет помочь ему в организации обороны поместья и деревни.
Элизабет нашла среди вещей свой старый альбом и дневник и ушла в воспоминания: она задумалась о муже, об их свадьбе... Но её прервала Грета, сообщив, что обед подан.





Обед подали на троих - на хозяев и их гостя. Лиз была несколько удивлена твёрдым намерением отобедать вместе с сержантом. Она полагала, что он должен обедать отдельно от них, но Бернар был непреклонен. Сержант Скотт Леннокс очень стеснялся обедать вместе с бароном и баронессой Хинксхил: пусть это и был низший чин Пэрства, тем не менее сержантам и младшему офицерскому составу было не положено обедать совместно. Он старался есть медленно, боялся взять не тот столовый предмет, несмотря на то, что стол был сервирован довольно просто. Конечно, Бернар практически сразу завёл речь об обороне деревни. Лиз пыталсь его прервать и намекала, что это неуместно, но Бернара это не остановило. Да что там, он даже одел свою одежду для охоты, что не подобало к столу.
Через некоторое время Лиз смогла перевести разговор в более непринужденное русло. Она прекрасно понимала всю необходимость в обороне, но также понимала, что и некоторая деликатность в данном вопросе тоже необходима, да и немного отвлечься от серьезных разговоров не помешало бы. Так, непринуждённый разговор привёл их к обсуждению праздников и выяснилось, что у сержанта Леннокса сегодня день рождения и что ему исполняется 33 года.
В честь этого хозяева попросили приготовить им праздничные кексы, пирожные и торт, подать лучшее виски и скотч, и, разумеется, кофе. Берни и Лиз с удовольствием поздравили Скотта с днём рождения, высказали ему тёплые пожелания, чем ещё больше его засмущали.










23:05 

Быть может то, что может быть...
Англия, Эйлсфорд, Колдхарбор лейн, отель Хаусинк 21, около 21.00, 12 мая 2014
Брук и Кевин практически смогли доехать до Лондона. Дорога заняла намного больше времени чем они могли предположить. Большую часть пути пришлось стоять в пробках. Дорога была сплошной вереницей машин, причем, по одной полосе спасались мирные жители, а по другой шли вереницы техники. Возле Эйлсфорда уже в пригороде Лондона оказалась застава Английской армии, которая никого не пускала в Лондон. Во всяком случае по
той трассе. Брук решила поехать в объезд, но, устав в выматывающей дороге и находясь в постоянном напряжении, глядя на перепуганных людей, которые бросали всё, чтобы только спастись и спасти близких, да и под уговорами Кевина, стала искать отель на ночлег, чтобы уже завтра отправиться в путь. После долгих поисков они нашли отель и заняли единственный свободный номер, который оказался одноместным. В номере они решили включить телевизор в надежде, что хоть здесь он работает. Оказалось, что работал местный телеканал и федеральные каналы, по которым объявили о военном положении, о нападении на Англию, Германию и Францию с побережья Северного моря и Нормандии, а также с границ Калининграда. Они смотрели новости не отрываясь от экрана...





США, Онтарио, штат Орегон, 63, 4-я улица, дом Макса Уайта, около 14.00, 13 мая 2014
Тем временем на другом конце земли Кетрин из новостей узнала о страшных событиях. Она настолько погрузилась в телевизор, что не услышала, как в дом вошёл Макс, и сильно испугалась, услышав приближающиеся шаги в доме. Она очень обрадовалась приезду Макса и сразу же бросилась его обнимать. Он сказал, что приехал лишь до завтрашнего вечера. Она рассказала ему, что стала заниматься уборкой и небольшим ремонтом в доме, что заказала новое ковровое покрытие, купила тумбу под телевизор и прочие бытовые мелочи, сказала, что подала анкету и заявление в местную школу, так как там требуется учитель музыки. Несомненно он был очень рад, что она начала приходить в себя после пережитого и обустраиваться в новом доме, правда идея ремонта его поначалу не порадовала. Он рассказал ей, что пока так и не смог отыскать её родителей, что из-за страшных событий в Европе сейчас начинается всебщая мобилизация, что он приехал на выходные, после которых его отправляют на операцию по освобождению Сиэтла. Кетрин крепко обняла Макса и сильно разнервничалась из-за нависшей над ним опасности...









США, Сиэтл, 1301, Спринг стрит, Квартира Роуз Кинли, то же время.
Рядовой Марк продолжал помогать местным жителям организовывать сопротивление и развивать подпольное вещание радио. В связи с внезапным исчезновением Роуз ведущим на радио стал Джерри. Он же стал заниматься подготовкой листовок. Их распространяли между собой тайком. Джерри честно рассказывал о происходящем в городе, о накалившейся обстановке, о подготовке сопротивления и о зашифрованных координатах, о том, где можно получить помощь и необходимую поддержку голодающим местным жителям а также просил всех, кто мог видеть Роуз, обратиться к ним.





США, Сиэтл, 1-11 Массачусетс стрит в тоже время.
Никто и не знал, что Роуз давно подозревали в организации подполья. Утром, когда она отправлялась в соседнее здание, чтобы получить отпечатанные листовки, её внезапно схватили и увезли посреди улицы. Всё произошло в очень ранний час, и свидетелями оказались всего пара человек и они предпочли никому ничего не рассказывать, поскольку боялись, что и их постигнет та жа участь.
Её похитили и отвезли в портовые доки, стали пытать, чтобы она рассказала о подполье и участниках сопротивления, но она держалась и молчала.




18:10 

Быть может то, что может быть...




Германия, Гамбург, Арена "О2 World", 10 мая 2014 года, около 20.00, Концерт Мег Раймс и ADdition.
После вторжения в Сиэтл Мег стала выступать по всей Америке с концертами против войны. Вскоре к ней присоединилась и Энн Адлер, которая пережила это страшное нападение, и они вместе с группой Энн стали давать совместные концерты в поддержку мирного урегулирования конфликта, организовали турне по Европе, начав его с Гамбурга.





Германия, Гамбург, Арена "О2 World", 11 мая 2014 года, около 14.00.

На следующий день после начала их европейского тура началось вторжение в Европу. К Гамбургу российские войска подошли лишь к обеду, так что во время репетиции музыканты и не подозревали о происходящем. В обед они услышали выстрелы с улицы, в здании уже никого не осталось. Они только собрались выбраться из зала, как рядом прогремел взрыв, которым выбило стёкла в куполе, и они спрятались в гримёрке Мег. Там они смогли пережить целые сутки, боясь выйти на улицу. К счастью, в гримёрке был мини-холодильник, в котором осталось немного еды. Но провизии хватило ненадолго.



На следующий день к ним пришло спасение: ещё вчера студент, а ныне боец партизанского движения Вальтер Гиммлер вместе с группой таких же как он мирных граждан, решивших объединиться и взять в руки оружие для защиты своего города, проник в здание Арены на поиски выживших. Он сразу узнал известных музыкантов и с радостью решил им помочь. Он вывел их из здания и отвёз в штаб местного ополчения, который располагался в его доме на Лютткамп штрассе. Он рассказал им о произошедшем, о вторжении с северного побережья и продвижении войск в сторону Берлина. Также он сказал, что от внезапного нападения были сразу захвачены северные порты и Гамбург и предложил убежище у себя дома, на что музыканты сразу же согласились.




21:36 

Быть может то, что может быть...
Англия, Эйлсфорд, 280 Колдхарбор лейн, отель Галагер, около 12.00, 13 мая 2014

Около 9 утра по местному времени в Лондоне были взорваны сразу 5 грузовых автомобилей в разных частях города, начиненных химическим оружием. Лондон стал полностью закрыт для въезда и выезда, многие жители города, особенно находящиеся непосредственно в районах взрыва, погибли. Эти страшные известия не передавались по новостям, по радио или телевидению. Практически сразу после теракта теле и радиовещание прекратилось. Сразу же после взрыва в Лондон и окрестности были отправлены отряды химзащиты вместе со спецназом S.A.S. Так, небольшой отель превратили в военную базу в пригороде Лондона в Эйлсфорде. После завтрака и до заступления на пост Уорент-офицер Мартин Харди, ожидая своё время, решил поиграть в мяч, который нашёл среди прочих вещей в небольшой палатке возле бассейна гостиницы. Он надул мяч и к нему сразу же присоединились другие военные чтобы вместе поиграть. Наверное, это выглядело со стороны очень глупо, когда взрослые здоровые военные играют как дети с мячиком, но даже такой небольшой тайм-аут позволяет снять напряжение складывающейся обстановки...










21:10 

Быть может то, что может быть...
Англия, Эйлсфорд, 280 Колдхарбор лейн, возле отеля Галагер и отеля Хаусинк 21, около 13.00, 13 мая 2014

Брук и Кевин с самого утра не решались выходить из гостиницы. Они слышали всё это время шум паники с улицы, взрывы и выстрелы вдалеке, шум проезжающей военной техники неподалеку от их отеля. Окна их номера выходили на юг и восток, так что вид открывался на небольшую часть заднего дворика, лес и небольшой, поблескивающий сквозь кроны деревьев ручей. Утром во дворике суетливо бегали сотрудники отеля. Ближе к полудню все стихло, но лишь на время... Они не могли дальше прибывать в неведение. Телевизор больше не показывал никаких каналов, кроме какого-то местного рекламного канала, радио и сотовая связь не работали. Непонятные военные действия рядом с ними сбили им все планы, ведь они с утра хотели выдвигаться в объезд, чтобы доехать до Лондона. Наконец решившись, Брук взяла с собой сумку с вещами. Остальные её вещи были в машине и, вопреки уговорам Кевина, вышла из отеля. Кевину, конечно, ничего не оставалось как последовать за ней.





Выходя на улицу они заметили, что нигде никого нет, даже в холле на ресепшене. На улице тоже было немноголюдно. Несколько военных проходили мимо. Скромно одетая женщина перебежала дорогу и скрылась за поворотом просёлочной дороги. Брук направилась в сторону выезда на развязку шоссе в Лондон, по которому они приехали. Между двумя отелями она заметила военного, который шёл им навстречу и она решила остановить его и узнать, что произошло. Уорент-офицеру Харди было странно услышать столь странный вопрос, особенно когда на их фоне красовалось здание с отметинами от пуль и выбитыми стёклами, но он помнил, что для гражданских радио, сотовая и какая-либо иная связь не работает. Он холодно и коротко сказал, что Лондон атаковали, что въезда в город больше нет, что здесь им находиться опасно, так как бой постепенно перемещается к ним. Но не успев даже договорить сзади со стороны трассы послышались выстрелы, потом ещё, но уже ближе, и вот совсем рядом. Они оставили след в стене, пули провалились в пустоту разбитого окна, но одна единственная пуля нашла свою цель в плече Кевина и он тихо вскрикнул от неожиданной боли. Всё произошло за считанные секунды, но хорошо подготовленный боец успел схватить Брук, потянуть за собой Кевина и спрятаться вместе с ними за укрытием. Он не стал открывать огонь, чтобы не привлекать к ним внимания, накрыл Брук и Кевина маскировочной сеткой и скрылся за углом здания.











Спустя полчаса Мартин вернулся. Перед ним открылась ужасная картина, на которую он никак не мог рассчитывать: за укрытием лежал перевязанный Кевин, а рядом, держа его за руку и вытирая пот со лба раненного, сидела Брук. Когда Марти их оставлял он помнил, что Кевина зацепило, но не думал, что так сильно. У него оказалось сквозное ранение. Брук как могла останавливала кровь и перевязала его футболкой. Офицер сразу же спросил, сможет ли он идти, и, услышав положительный ответ, поднял раненого и поволок его за собой, так как тот был в предобморочном состоянии. Брук была вся бледная, её руки тряслись а глаза были наполнены ужасом. Он приказал Брук немедленно идти в укрытие, а он отведёт Кевина в госпиталь. Брук не сразу подчинилась приказу Мартина, но он был настойчив и суров.





Англия, Эйлсфорд, 245 Колдхарбор лейн, Отель Хаусинк 21, около 21.00, 13 мая 2014

Вечером, постучавшись, в номер зашёл Мартин. В кресле сидела заплаканная девушка. Он посмотрел на неё добрым взглядом и мило улыбнулся, сказал, что с Кевином всё хорошо, что он мужественно перенёс ранение и операцию, что он настоящий герой. Что, к счастью, жизненно важных органов не задето и он скоро поправится. Он был очень мил и вежлив. Брук взглянула на него потерянными глазами, стала разглядывать его, о чём-то задумавшись. Раньше он ей сильно не нравился, он показался ей очень грубым и жестоким, каким-то циничным, но сейчас... Он оказался совсем другим. Она вновь вспомнила Кевина, как он пострадал у неё дома, как они добирались, как его ранило. У неё постоянно в голове стали крутиться картинки воспоминаний, ей вновь стало больно и захотелось плакать, она обняла офицера. Он аккуратно поглаживал её по спине и успокаивал. Когда она немного успокоилась, она поблагодарила его за спасение и извинилась за свою бестактность и грубость по отношению к нему, на что он лишь мило улыбнулся.






20:17 

Быть может то, что может быть...
Англия, Эйлсфорд, 245 Колдхарбор лейн, Отель Хаусинк 21, около 05.00, 15 мая 2014

Брук снилось, что она с папой и мамой гуляет по парку Бруклин Бридж, что всё как и в детстве, она с родителями живёт в просторном доме в Нью-Йорке... Страшный вой сирен воздушной тревоги разбудил Брук в 5 утра, безжалостно и жестоко развеяв сладостный сон. Следом за ним послышались три взрыва где-то вдали и выстрелы. Несколько минут она так и лежала в постели напуганая и приходила в себя после сна, но тут в её номере резко открылась дверь и кто-то целенаправленно стал приближаться к ней. Глаза расширились от страха, она сжалась в изголовье кровати, вцепилась руками в подушку, обняв её и пытаясь за ней спрятаться от неведомой угрозы. Увидев приближающуюся к ней в темноте фигуру она закричала что было сил. Кто-то тяжело и шумно дышал - это нагоняло ещё больше ужаса. Лица не было видно, но оно не было похоже на человеческое. В последнюю секунду Брук подумала, что это сон, и тут неизвестный включил свет. Брук снова закричала. Перед ней был военный в противогазе, за которым она не узнала офицера Харди. Офицер представился и протянул ей руку. Взгляд Брук сменился на удивление. Она смотрела на Марти как на сумасшедшего. Офицер не мешкая схватил первую попавшуюся под руку тряпку, смочил её какой-то жидкостью из маленькой фляжки и сунул ей. Марти сказал, чтобы Брук немедленно замолчала, перестала разговаривать и старалась как можно дольше задерживать дыхание и дышала только через эту тряпку, что нужно срочно бежать отсюда. Брук попыталась задать ему вопросы, но он лишь сухо отрезал, что потом все объяснит. Брук встала с постели, Марти схватил её и повел к выходу, но вдруг Брук закашлялась и её стало тошнить. Он быстро сказал ей, чтобы она потерпела немного и старалась как можно дольше задерживать дыхание, особенно на улице. Он накинул на неё плед и повёл прочь...











Спустившись на первый этаж, Мартин резко свернул от главного входа и пошёл через ресторанный зал, который был очень маленьким: от силы размером с пару гостиничных номеров. Впрочем, это был очень маленький отель. Из ресторанного зала он сразу попал на кухню. Сразу взяв две коробки он жестом показал Брук на холодильники, и они вместе быстро напихали как можно больше продуктов в коробки и вышли через служебный вход с кухни. Марти знал куда идти и, выйдя через служебный вход, они попали в задний двор отеля и вышли на дорогу к складам. Они свернули за угол и наткнулись на несколько тел: местный житель и двое военных. Они были без противогазов, их лица застыли в жутких болезненных гримасах. Увидев их Брук вскрикнула, но Марти сразу же потащил её дальше. Через несколько метров они повернули ещё раз и попали в небольшой тупик. Марти показал на дверь, но перед ней лежало тело ещё одного военного - он тоже был без противогаза. Брук вновь вздрогнула и Марти стал её подталкивать к двери, чтобы она скорее зашла внутрь.





Зайдя внутрь Брук чуть не провалилась: в темноте она не увидела лестницы, которая начиналась почти сразу при входе. Марти успел включить вовремя свет и они благополучно и быстро спустились вниз. Это оказался довольно глубокий подвал, возможно даже это было старое бомбоубежище, построенное ещё в прошлом веке. Сейчас это был просто склад всякого хлама. Спустившись Брук снова закашлялась, но уже не так сильно как раньше. Марти оставил её в подвале и сказал, чтобы она не снимала маску до тех пор, пока он не разрешит, а сам он пока пойдет за оружием и заклеит двери плёнкой и упаковочной бумагой. Пока его не было Брук достала ковёр, который был свёрнут в углу и постелила его на пол, нашла складную мебель и разложила её. Когда Мартин вернулся, Брук уже открыла бутылку с водой и начала пить. Он протянул ей таблетки и сказал, что их необходимо выпить. Спустя некоторое время он наконец разрешил снять маску и сам снял противогаз. Брук кашляла и её начало знобить. Она призналась, что ей холодно. Марти накрыл её одеялом и обнял, а она прижалась к нему, чтобы согреться. Заболевшая девушка тихо спросила его, что же всё-таки произошло. Офицер, тяжело вздохнув, сказал ей, что на Лондон была ещё одна атака: взорвали несколько химических бомб в центре города и ядовитое облако пошло в область на юг как раз к ним. Он вместе с отрядом занимался эвакуацией Госпиталя. Он успокоил Брук, сказав, что Кевина эвакуировали несколько часов назад. Позже ему отдали приказ вернуться на базу, а здесь практически все уже отравились, и он сразу же помчался к ней...









Англия, Хиксхилл, Поместье Хиксхилл, около 09.00, 15 мая 2014.

Тем же утром в Поместье Хиксхилл никто и не подозревал о произошедшем в Лондоне. Их небольшая деревня была полностью отрезана от мира, не было никакой связи и возможности выезда. За последние дни Бернару и Скоту удалось организовать местное сопротивление и дать бой, но они потерпели поражение и большая часть населения деревни погибла. Те, кому удалось спастись, решили бежать и всё бросили. Так в деревне никого и не осталось, лишь в поместье оставались жители, и то практически всю прислугу отпустили.
Утром Элизабет собиралась к завтраку, но в комнату ворвался Бернар, сказав, что нужно срочно покидать поместье, что с флигеля было видно, как идут войска с юга. Он сказал, чтобы она одевалась скорее, а прислуга соберёт вещи. Но не успела Лиза одеть свой плащ, как в комнату влетел Скотт, сказав ей, чтобы она торопилась. Лиза схватила свою сумку и шляпу, но остановилась спросить, что же с вещами и где прислуга, но Скотт лишь схватил её и спешно стал выгонять её на улицу. Уже на улице она увидела, что полыхает дом прислуги, а её оранжереи разбиты вдребезги и повсюду валяются куски металла, кирпичи и стёкла. Она сразу поняла, что это последствия утреннего боя и дела совсем плохи...








22:03 

Быть может то, что может быть...
Англия, Эйлсфорд, 245 Колдхарбор лейн, Отель Хаусинк 21, около 19.00, 17 мая 2014

Прошло два дня с тех пор как Брук и Мартин спустились в подвал. Мартин рассказал, что это было химическое оружие, какая-то новая разработка, что оно действует 8 дней, а затем его концентрация в воздухе снижается до безопасного для человека уровня, и окончательно газ развеивается в следующие день-два, так что в худшем случае им осталось пробыть здесь еще 6 дней, и то если не будет ветра и осадков.
За два дня Марти смог всё-таки вылечить Брук. Он ей давал антидот и антибиотики. К счастью, ей повезло и за счет плотно закрытых окон и неработающей вентиляции в отеле Брук отравилась несильно и поправилась довольно легко. Температура и озноб были лишь в первый день. Офицер был на редкость заботливым и дотошным, и тщательно ухаживал за болеющей девушкой. Они сблизились и узнали друг о друге много нового. Мартин пошёл служить три года назад. С большой неохотой он рассказал о том, что побудило его выбрать столь опасную профессию. Причиной была его девушка: Марти был сильно влюблён в неё, и влюблён так, будто это была первая любовь, они стали вместе жить с колледжа, но однажды она встретила свою "безответную любовь" ещё со школы, который спустя столько лет ответил ей, и она не задумываясь ушла... Марти впал в глубокую депрессию, даже начал пить, но родители настояли на службе, да и он был довольно патриотичным парнем. Отец Мартина - профессор Бостонского университета по истории, а мать - врач. Они дали ему хорошее образование. Мартин закончил Бостонский университет по специальности архитектора. Он даже год отработал в одном из крупных архитектурных агентств Бостона, пока не пошел служить.



Потом он рассказал о своей подготовке, отправке в Норфолк, а затем уже и сюда - в Англию. Марти рассказал немало и смешных моментов из своей жизни, над которыми они весело посмеялись вместе. Он предложил Брук перекусить печеньем и попить апельсиновый сок. Взглянув на печенье она тяжело вздохнула и посмеялась, сказала, что видимо зря она столько сидела на диете.
Она призналась, что всё еще никак не может поверить в произошедшее. Ей по прежнему кажется, что после всего этого она приедет домой, а там всё в порядке, в понедельник она поедет в магазин, снова общаться с поставщиками. Ей страшно подумать, что от всей её жизни больше ничего не осталось. Брук рассказала, что она родилась в Нью-Йорке и там жила, пока родители не отправили её учиться в Англию. Её мать англичанка очень хотела, чтобы Брук осталась жить в Англии, что и произошло. Она встретила здесь своего мужа и осталась с ним жить в Лондоне. Потом он получил повышение до управляющего банком в Фолкстоне. Четыре года назад умерла мать, через год она развелась с мужем. Она осталась жить в доме матери и работать в магазине. Муж всегда хотел чтобы она оставалась стройной и она уже привыкла жить диетой, и давно не ела такого печенья.
Брук конечно и про Кевина не забыла рассказать: они учились вместе в колледже в Нью-Йорке, потом он переехал в Чикаго. Когда его парень пошёл служить они расстались. Кевин был против войны и службы, и ему было очень тяжело перенести такую новость, Хотя после расставания они и виделись еще не раз. Год назад, по настоянию его "бывшего" парня он переехал в Англию, и Брук с радостью пристроила к себе на работу старого друга.
Потом Брук рассказала про жизнь в Фолкстоне, нападение и их бегство.



Они сочувствовали друг другу. Брук обняла Марти, ей вдруг стало так легко, так давно ей не было вдруг так легко и спокойно, она чувствовала себя в безопасности с ним, он понимал её. Ему тоже было с ней очень хорошо. Они обняли друг друга, посмотрели друг на друга, Марти мило улыбнулся ей, как и она ему, погладил её аккуратно по волосам, свисающим и струящимся по её плечу, и они поцеловались...




23:02 

Быть может то, что может быть...
Англия, Эйлсфорд, 245 Колдхарбор лейн, Отель Хаусинк 21, около 19.00, 19 мая 2014

Спустя еще пару дней Марти и Брук продолжали сидеть в подвале. Запасы воды и еды уже начали истощаться, и Марти решил подняться наверх и сделать вылазку до кухни или склада, но Брук боялась его отпускать. Она Нашла в шкафу какие-то старые штаны и решила, что раз у неё теперь есть одежда, она теперь точно не пустит Марти одного и они пойдут вместе, но он запретил ей подниматься за собой. Марти был хорошо подготовлен, при нём было оружие, и, если вдруг выйдя на улицу там окажутся враги, он всегда сможет дать им отпор. Офицер взял бутылку с соком и сказал, что из всей жидкости у них лишь только четверть бутылки и фляга воды и пополнить запасы нужно срочно.







495 Норд 9 Стрит (дом Шерон Кросс), Маунтин-Хоум, Айдахо, США, около 19.00, 19 мая 2014
Вечером, как обычно Шерон вернулась домой с работы, зайдя по пути в магазин за продуктами. Она сразу зашла в дом со стороны кухни и стала разбирать продукты. Неожиданно для себя она услышала, как в дом кто-то зашел. Она жила одна и никого не ждала вечером. Это был её возлюбленный - Пол. Он сразу же зашёл на кухню и хитро подмигнул ей, расплывшись в улыбке. Она на мгновение потеряла дар речи и от неожиданности выронила банку сардин, но, сразу же придя в себя, она сразу кинулась обнимать и целовать дорогого ей человека. Они не виделись вот уже почти два месяца. Всё это время в бою, в холодной казарме и ночами под небом чужих городов лишь мысли о ней его согревали и давали веру в лучшее.







Он аккуратно усадил Шерон на край стойки, встал перед ней на колено и сделал ей предложение. У Шерон закружилось голова и она чуть не потеряла сознание. Это было настолько неожиданно и непредсказуемо, что она совсем потеряла дар речи. За секунду перед её глазами пронеслись воспоминания об их знакомстве в местном клубе, о выходных, проводимых вместе....
Пол родился и жил в Нампе. Закончив колледж он стал работать, а потом пошёл служить и был направлен на базу ВВС США в Маунтин-Хоуме, а уже через месяц после службы он познакомился с Шерон Кросс в местном клубе, куда она пошла вечером с подругами отдохнуть от утомительной учёбы и работы.
Шерон всю жизнь прожила в этом небольшом городке. Отучившись, Шерон стала работать инструктором по йоге. После покупки небольшого домика ей пришлось найти и вторую работу: Шерон устроилась работать учителем.

Пол объяснил ей, что его ждет важная миссия и он выбил себе только два выходных, и он хочет быть уверенным, а положительный ответ Шерон придаст ему сил. Он попросил не говорить о помолвке пока никому, поскольку планирует вернуться после освобождения Портленда и тогда уже устроить званый ужин с родителями. Конечно Шерон согласилась, ведь последний год она только об этом и мечтала.







Уже на следующий день влюблённым пришлось расстаться. Пол отправлялся вновь в Портленд. Шерон проводила его до военной части. Они долго прощались пока командир Пола не сделал ему замечание, а после Шерон долго смотрела, как он садился в десантный самолёт вместе с остальными солдатами и как самолет взлетел, как он медленно удалялся пока не превратился в маленькую точку и не исчез в бескрайних просторах небес...


18:22 

Быть может то, что может быть...
Тырим конфеты)




12:11 

Быть может то, что может быть...
Уильям (Уилл) Фокс







Сандра Э. (Элизабет) Мейер






Эдвард Калагер и Сандра Мейер




Кетрин Рос и Макс Уайт




Шерон Кросс




Эйден Пирс


23:19 

Быть может то, что может быть...
Нью-Йорк, 845, Юнайтед Нейшенс Плаза (Трамп Уорлд Тауэр), 39С, Квартира Сандры Мейер. 14 октября 2013, около 20.00
Вечерний Нью-Йорк. Как можно провести вечер в городе, который никогда не спит? Конечно же многие едут развлекаться в клубы, бары и рестораны, несмотря на середину рабочей неделе.
Сандра всегда была сильной, независимой и целеустремлённой девушкой. К своим 29 годам она уже смогла добиться должности партнёра и стать ведущим юристом по корпоративным вопросам в компании "Калагер, Мейер и партнёры", а ещё купить, пусть и в кредит, но даже выплатить половину стоимости апартаментов в фешенебельном здании в среднем Манхеттене. Она сама поступила и с отличием закончила Беркли. Ей нравилась её жизнь: 50-тичасовая рабочая неделя, выходные с друзьями за городом и вечные вечеринки в барах. Но при таком плотном графике она успевала и за собой следить: она регулярно посещала спортзал и бассейн, комплекс спа и салон красоты, располагавшийся на первых этажах её дома. Она жила одна и не представляла свою жизнь с кем-то. Многие могли бы назвать её легкомысленной, но это не так. Привыкнув быть сильной и свободолюбивой, добиваясь всего сама она боялась потерять всё то, к чему стремилась и во что верила. Этот вечер среды она проводила как обычно, взяв с собой на дом работу она, не отрываясь от компьютера, пила кофе. Как и все жители Нью-Йорка она очень любила кофе, но в то же время её отличала любовь к кофе с молоком.











Нью-Йорк, 25 Централ Парк Запад, 50А, квартира Эдварда Калагера, то же время.
Вечер среды Эдвард проводил как обычно в своём кабинете за бокалом любимого коньяка. Он жил один, но лишь с недавних пор. Жена Эдварда умерла всего пару лет назад и с тех пор он посвятил себя целиком и полностью работе, стал вновь лично выступать в судах и брать самые сложные дела: в начале окружные, а потом и федеральные и международного арбитража. Вечера для него были все одинаковы: пустой большой дом, он и его богатая библитека. Дочитав очередную главу Форда и допив третий бокал, он решил немного пройтись перед сном и собрался идти на вечернюю прогулку в Центральный парк. Он вспомнил, как однажды на такой прогулке встретил Стива Фейнберга - одного из крупнейших финансистов Уолл-стрит.







Нью-Йорк, 340, Восток 93 улицы, Плимут Тауэр, 23Ф, Квартира Уилла, то же время.
Уильям Майкл Фокс тоже учился в Беркли. Он с большим трудом пробился и устроился в Нью-Йорке. За несколько лет он, наконец, смог стать старшим ассистентом заведующего отделением травматологии в Манхеттонском Пресвитерианском госпитале. Врачом он хотел стать с самого детства. Он всегда был очень добр и заботлив со своими пациентами. Уилл никогда не любил ходить по барам и сидеть в шумных тусовках, а после весьма тяжелой работы в одной из основных больниц Нью-Йорка предпочитал выпить кружку хорошего чая с кексами, которыми его регулярно угощала медсестра, и почитать хорошую книгу, сидя на диване в маленькой гостиной съёмной квартиры в Йорквилле.






17:34 

Быть может то, что может быть...
Нью-Йорк, 20 Эксчейндж Плейс, 36 этаж, офис "Калагер, Мейер и партнёры", кабинет Сандры, 15 октября 2013, около полудня.
В этот солнечный и ясный день у Сандры всё шло наперекосяк. С утра она нигде не могла найти ключи от машины, а когда наконец собралась и села в машину, та не завелась и пришлось ехать на такси. На Брод стрит она попала в пробку и опоздала на работу.
Около полудня к Сандре зашёл Эдвард Калагер для обсуждения насущных вопросов. Конечно, он не смог не отметить её опоздание. Они обсуждали сильный кризис и экономическую политику в складывающейся экономико-политической ситуации. Компания должна "затянуть пояса" и необходимо провести ряд сокращений. Разумеется, как партнёра, Сандру эти сокращения не касаются, но Эдвард настаивал на увольнении её ассистента и предлагал оставить только секретаря. Да, этот кризис изрядно потрепал финансовый центр. Многие компании на Уолл-стрит были разорены или закрыты на время кризиса, госслужащие в Вашингтоне устраивали забастовки и волна протестов прокатилась по всей стране. Также Эдвард переживал из-за проигрышного дела, которым занималась Сандра: прокурор никак не хотел идти на сделку и настаивал на банкротстве компании-клиента. Но их переговоры были прерваны. Раздался какой-то тихий хлопок, который на 36-ом этаже практически и слышно не было, но здание ощутимо "вздрогнуло". Вскоре погас свет.







Через несколько минут в кабинет зашла испуганная и взмыленная секретарь, которая сказала, что в здании объявили эвакуацию - что-то произошло на первом этаже, но никто ничего не знает. Практически сразу включилось аварийное освещение, мигали значки аварийных выходов и вовсю звенела пожарная сигнализация. Эдвард распорядился, чтобы секретарь передала охране, чтобы те организовали эвакуацию и убедились, что все покинули офисы. К счастью, около половины сотрудников уже покинули кабинеты, так как пошли обедать. Сандра, не понимая что происходит, стала собираться, но Эдвард взял её за руку и сказал, что на это нет времени. Она посмотрела в окно и сказала, что на улице ничего нет и там всё в порядке, и если бы что-то случилось, то было бы видно. Сандра взяла свою сумку и пальто, и вместе с Эдвардом покинула офис. По дороге Эдвард не упустил момента зайти к себе в кабинет и убрать документы и компьютер в надежный сейф.
В Холле оказалось, что лифты не работают, несмотря на аварийное энергоснабжение, и им пришлось идти пешком по лестнице. К двадцатым этажам они оба уже устали и запыхались.







Эдвард был не молод и его проблемы со здоровьем были естественны, а после смерти жены лишь усугубились. От сильной нагрузки и стресса мистеру Калагеру стало плохо с сердцем, он с трудом прошёл лестничный пролет и рухнул на ближайшие ступеньки. Сандра испугалась. Она не знала что делать и как помочь партнёру. Паника стала охватывать её, руки стали трястись, она начала рыться в сумочке в надежде найти хоть что-нибудь, что спасло бы его. Эдвард корчился от боли и тяжело дышал. Как из ниоткуда по лестнице спустился молодой мужчина, который сразу же подошел к Калагеру, спросил что с ним и начал осматривать. Убедившись, что дело плохо, он обыскал его карманы и почти сразу нашёл лекарства. Он сбегал в ближайший офис за водой и помог Калагеру принять лекарства. Сандра объяснила, что произошло, и потом спросила, врач ли этот незнакомец. Он сразу сказал, что он врач. Уилл понимал, что нужно подождать пока подействует лекарство, а лучше дать часик-полтора полежать спокойно больному, но времени не было. Как только Эдварду стало немного лучше они продолжили путь. Уилл водрузил на себя Эдварда и, стараясь двигаться как можно аккуратнее, повёл его вниз по лестнице. Сандре он сказал, чтобы она сняла туфли, иначе на каблуках она переломает себе ноги. Конечно она послушались, правда туфли она не бросила, ведь они были дизайнерскими.
Всю дорогу Уилл старался не прекращать беседу со случайными знакомыми. Он рассказал, что был на 47-ом в медицинской компании по поручению заведующего отделением. Спрашивал про Эдварда и Сандру, про их работу, про их жизнь, тем самым отвлекая и не давая им зациклиться на ужасе происходящего.









Спустившись наконец на первый этаж, они вышли в холл здания, где застали ужасную картину: в холле царил бардак и хаос, сильно пахло гарью, но следов взрыва или пожара нигде не было, лишь едкий запах. К ним сразу подошёл один из бойцов спецназа и спросил, видели ли они ещё кого-нибудь, но они никого не видели и, судя по всему, они были уже последними. Спецназовец сразу подхватил Эдварда и спросил что с ним. Уилл объяснил и рассказал, как всё произошло, но солдат не стал дослушивать и сразу повёл больного к выходу, и предложил доктору сопровождать Калагера в больницу. Уилл, конечно, согласился и собрался идти, но Сандра подошла спросить, что же всё-таки произошло. Спецназовец отказался говорить, но после недолгих уговоров Сандры сказал, что взорвали бомбу в почтовом отделении в их здании, что необходимо срочно покинуть помещение из-за угрозы обрушения. От услышанного она буквально села. Уилл помог ей встать и спросил, сможет ли она самостоятельно добраться до дома, на что она положительно кивнула. Потом она обняла его и сказала, что очень ему благодарна, и спросила, что может сделать для него. Но Уилл торопливо ответил, что ему ничего не нужно и это его долг как гражданина и врача. Молодая женщина смущённо улыбнулась и сказала, что не знает как его зовут. Он представился, но она не расслышала и он решил представиться полным именем: Уильям Майкл Уайт Фокс. Она представилась в ответ, но он лишь улыбнулся и сказал, что знает как её зовут. Он помог выйти из здания Сандре и на прощание в качестве благодарности он попросил её визитную карточку.






And now Ladies and Gentlemen...

главная