Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
20:51 

Быть может то, что может быть...






В новостях передавали о внезапно начавшемся торнадо в Форт Уорте. Метеорологи думали об очередной весенней буре, но на формирование торнадо никто не рассчитывал. Скорость ветра в торнадо достигала 250 км/ч. Всепоглощающая воронка прошла через густонаселённые районы города - Риджмар и Уэстовер Хилл. По предварительным данным пострадали 15 человек, о погибших не сообщается. Частично или полностью были разрушены десятки домов.

Форт Уорт, 400 Ральф стрит, апартаменты 2Е, квартира Рида Кейси, около 21.00, 31 мая 2014

Сразу после выпуска новостей Рид стал звонить своему другу - отцу Джессики. Он сразу успокоил Аллана, сказав что с его дочерью всё в порядке и она с ним. Аллан попросил друга приютить его дочь на некоторое время, пока он не сможет её забрать в Маунтин Хом. Джесс с трудом еле сдерживалась, чтобы не вырвать трубку у Рида и поговорить с отцом, но, договорившись с Алланом, Рид сразу позволил дочери поговорить с отцом. Джесс рассказала об ужасах пережитого, о том, что больше ничего не осталось от прежней жизни и она не знает как дальше быть. Аллан успокаивал дочь как мог и пообещал скоро приехать за ней.





США, Залив Лоуэр, около 08.00, 03 июня 2014

Брук и Элизабет поднялись на мостик чтобы наблюдать, как корабль прибывает в Нью-Йорк. Брук обрадовалась, увидев мост Верразано, ведь это означало что близиться конец их путешествия. За собственной радостью и представлениями, как Брук встретиться с семьей, она не сразу заметила, что с Лизой что-то не так. Баронесса была подавлена и чем-то огорчена. Брук стала её расспрашивать и та призналась, что ей страшно. В Бристоле их посадили на корабль военные и всячески помогали им, а здесь их никто не встретит. Своей сестре она так и не смогла дозвониться, возможно та сменила телефон или вовсе не живет больше в этом городе. Но это не всё, что гложет в это утро Элизабет. Она переживала, что не сможет пройти дальше порта. Брук - гражданка США и её свободно пропустят в город, а вот Лиза - гражданка Великобритании и её виза просрочена уже на три месяца.
В какой-то момент Брук запаниковала, но сказала, что она что-нибудь придумает, а сейчас им лучше спуститься в каюту и готовиться к прибытию.
Лиза немного задержалась посмотреть на вид города, в который она возможно и не сможет попасть. Никто и не обратил внимания на большое количество военных кораблей в порту в свете последних событий.









США, Нью-Йорк, Стейтен Айленд, 391 Флег Плейс, дом Элеоноры Канингем Хартли, около 11.00, 03 июня 2014
Анна ждала маму в кабинете, чтобы поговорить с ней о своём будущем и об Эрике. Девушка старалась держаться холодно и сдержанно, но чем больше она ждала, тем ей становилось страшнее. Вновь и вновь прокручивая в голове каждое слово, которое она хотела сказать матери, она нервно ходила по комнате и иногда останавливалась, тяжело вздыхая.
Вскоре в кабинет пришла Элеонора. Как только Анна начала говорить, мать её перебила, понимая к чему идет разговор и стала вновь настаивать на своем, что с Эриком у неё не будет никакого будущего и в лучшем случае они вскоре просто разойдутся.
Их разговор вновь начал набирать обороты и переходить в ссору.







После долгого путешествия и трудностей в порту Брук и Лиза наконец добрались до дома тёти Элеоноры. Подходя к дому, Брук увидела в окне родственников и, не обращая внимания на их шумный разговор, счастливая направилась скорее к двери, радуясь, что с ними всй в порядке. Элизабет следовала за ней, всё ещё переживая о том, что в её документах даже нет отметки о прибытии, так как слившись с толпой и в общей суматохе царившей в порту она смогла обойти таможню и выйти через чёрный ход.
Звонок в дверь так и не дал Анне сказать, что она отказывается от всего, и не просит благословение матери и пришла лишь попрощаться с ней.





Наконец оказавшись дома у тёти, Брук встретила свою двоюродную сестру, с которой не виделась очень давно. Все были очень счастливы друг друга видеть. После радостного приветствия и тёплых объятий забывшаяся от счастья Брук наконец представила баронессу Элизабет Хинксхилл.
Элеонора была удивлена присутствию в её доме титулованной особы и самым вежливым образом выразила своё почтение, и представила свою дочь - Анну Кристину Хартли, и не забыла упомянуть, что они родственники Артура Канингема - Консула Великобритании в Штатах.
От такого неожиданного приема Лиза даже растерялась и случайно обронила извинения за свой внешний вид, которое никто не услышал.





Лиза сказала, что ищет свою сестру в Нью-Йорке, и что она так и не смогла с ней связаться до отплытия. молодая женщина попросила телефон, чтобы она смогла вновь попробовать связаться с сестрой. Элеонора проводила баронессу в кабинет, включила ей компьютер и показала телефон.

Вернувшись в гостиную Тетя застала Анну с Брук за разговором, который ее не обрадовал, они обсуждали Эрика. Тетя посчитала необходимым вмешаться в разговор, и стала объяснять Брук, что Эрик беден и никчемен, что его работа не подразумевает под собой карьерный рост, и перспективного будущего. Анна вновь стала возражать и напоминать о том, что у Эрика есть образование. Вновь разговор стал превращаться в ссору, но уже с участием Брук.
Девушка при всем своем уважении к тете не стала принимать ее сторону и хотела ей напомнить о том как ее собственный брак начинался, но в гостиную вернулась Элизабет, расстроено сказав, что так и не смогла связаться с сестрой.





Тётя предложила пока всем занять гостевые комнаты и отдохнуть, а через час спуститься в столовую на ланч.
Анна вызвалась сама показать комнаты новым гостям.
Брук решила выйти последней и перед уходом сказала тёте, что чем больше она будет противиться и запрещать Анне, тем больше её дочь будет хотеть встречаться с Эриком, что если он так уж плох, пусть она получит этот опыт и будет осторожнее. Брук напомнила тёте, что когда мама Брук, да и сама тетя, выходили замуж, их родители были против точно так же.
На это тётя ничего не ответила. Последние слова её племянницы заставили её задуматься и она ещё долго оставалась в гостиной, медленно курила и перебирала воспоминания у себя в голове.





Она долго оставалась в гостиной, всё обдумывая и взвешивая, пока в гостиную не спустилась Анна. Увидев её Элеонора сразу подошла к ней и аккуратно взяла её за руку, сказала, что ей нужно поговорить с дочерью и что ей очень жаль за эти ссоры. Анна была удивлена и в тоже время очень рада. В ответ она тоже попросила прощения и сказала, что виновата не меньше. Она предложила маме встретиться после ланча в кабинете и поговорить.



Часы в коридоре звонко пробили полдень и гости стали спускаться в гостиную.
Брук и Лиза с удовольствием приняли горячий душ и переоделись в любимую одежду. Спустившись, они всё-таки решили спросить тетю, что сегодня происходит в городе, ведь в порту было столпотворение и чуть ли не паника. Но тётя не знала и предположила, что скорее всего устроили очередную распродажу. Она мило улыбнулась и стала приглашать всех к столу, но звонок в дверь её перебил. Тетя удивилась и сказала, что никого не ждет.
В дверь позвонили ещё и ещё раз, но не дождавшись ответа в дом кто-то вошёл. Все испугались неожиданному и наглому гостю, но это оказался Эрик.





Он вошёл в комнату в полном снаряжении, в его руках было оружие и маска. От неожиданности тётя не могла проронить ни слова, лишь ахнула. Элизабет испугалась, что пришли её арестовать и онемела от ужаса.
Анна сразу же бросилась в объятия любимого, поцеловала его и назвала милым Эриком. Он обнял и поцеловал её в ответ, покраснев от смущения.
Брук подошла к тёте и обняла её, опасаясь что она может устроить скандал, но Элеонора была спокойна.
Эрик извинился за бесцеремонность, но времени не было ждать. Парень сообщил о нападении на Нью-Йорк, сказал, что Лонг-Айленд захвачен и противник продвигается к аэропортам, что необходимо срочно уезжать.
Бесспорно он не просто так вызвался эвакуировать людей из города и в первую очередь приехал к Анне и её семье.
Он сказал, что нужно срочно собираться не теряя ни секунды! Просил торопиться всех.
Для своей возлюбленной он привёз куртку, которую она забыла у него в машине накануне вечером.





Немного помешкав, все стали в спешке собираться и разбежались по комнатам. Все кроме Элеоноры. Она осталась в гостиной и долго смотрела на Эрика, никак не решаясь с ним заговорить. Он чувствовал её испытующий взгляд и спустя некоторое время решился сам заговорить с ней, и стал вежливо спрашивать её о делах, но потом сказал, что видит, что она хочет ему что-то сказать. Решаясь ещё некоторое время, она наконец спросила, серьезно ли он относится к её дочери и к своей карьере. Его ответ был предсказуем: разумеется серьёзно. Не дождавшись следующего вопроса, он решил действовать напрямую и попросил руки её дочери. Конечно он извинился за неподходящий момент. Вопреки его ожиданиям Элеонора согласилась, лишь попросив не спешить со свадьбой и пока не говорить ничего Анне. Она хотела его ещё о чем-то спросить, но внезапный вой сирен с улицы её перебил и напугал. Эрик мягко обнял Элеонору и сказал, что необходимо срочно эвакуироваться.




00:40 

Быть может то, что может быть...
США, Нью-Йорк, Стейтен Айленд, 391 Флег Плейс, дом Элеоноры Канингем Хартли, около 12.00, 31 мая 2014

Элеонора ждала дочь в гостиной. Она курила и обдумывала будущий разговор со свой дочерью Анной, которая приехала в Нью-Йорк днём раньше и сказала матери, что останется в городе на каникулы. В тот же вечер Элеонора позвонила своему знакомому - профессору Бостонского университета, который рассказал, что Анна забрала документы из аспирантуры и прекратила работу над проектами.
Когда Анна приехала, её мама изо всех сил старалась усмирить подступающее чувство негодования и поговорить с дочерью более конструктивно. Но их разговор быстро перешёл в ссору. Элеонора сразу поняла, почему дочь бросает учёбу: она влюблена в Эрика ещё со школы. Анна утверждала, что устала учиться и хочет начать работать. Но мать была против, так как считала, что Анна должна построить блистательную учёную карьеру, от которой нельзя отказываться из-за работы, так как нужды в деньгах они не имеют. Элеонора сразу высказала свои подозрения, что её дочь хочет идти работать, чтобы жить с Эриком, который далеко не богат. Мать стала ругаться на дочь и заявила, что Эрик никогда не сможет обеспечить ни её, ни семью, ни даже самого себя. Он, получив степень бакалавра по юридической специальности, перестал учиться и пошёл в полицию! Она считала, что он так всю жизнь и останется патрульным, а её дочери, внучке Консула Великобритании (в США) негоже встречаться с таким сбродом.
Анна возражала против выпадов мамы, но бессильная против её аргументов она расплакалась и сквозь слезы тихо произносила, что любит Эрика, что лишь сильнее злило её маму. Элеонора напомнила, как познакомилась с самим Эриком и его родителями, как она была разочарована этим. Его родители не воспитаны с её точки зрения и даже не умеют пользоваться салатной вилкой, используя её для всех блюд. А сам Эрик ей казался очень глупым неумелым растяпой. Элеонора так бы и продолжала, пока Анна не сказала, что её возлюбленный хочет жениться на ней. Тогда опешившая женщина промолчав несколько минут сказала, что никогда она не допустит этого, что быстрее Ад замёрзнет, чем она позволит ей выйти за него замуж! И если её дочь, не дай Бог, не послушает её, то никаких денег отца, никакого доступа к фонду и никакой помощи матери она больше не увидит. Элеонора разозлилась так, что вся покраснела и ей стало тяжело дышать. Она швырнула сигарету в пепельницу и ушла из комнаты.











Анна плакала от боли и бессилия. Она постоянно прокручивала каждое слово матери в голове, и чем больше она вспоминала, тем ей становилось хуже. У неё начиналась истерика. Она подошла к камину, облокотилась на него и, плача, смотрела на фотографии бабушки и молодой мамы. Она вспоминала, как мама когда-то ссорилась с бабушкой, как они жили вместе с отцом, вспоминала день знакомства с Эриком, знакомство их родителей, и как весь вечер мама ругалась на них Анне. Она вновь всё прокручивала в голове. Разозлившись, она перевернула кресло, схватила первое, что подвернулось под руку и со всей силы швырнула вазу в стену. Оглушительный звон разбивающегося стекла в мгновение её отрезвил. Злая и огорчённая, она выскочила из дома как ошпаренная.









Вскоре после того, как захлопнулась дверь за Анной в комнату вошла Элеонора. Она посмотрела на осколки и перевёрнутое кресло и тяжело вздохнула. На её глазах тоже стали наворачиваться слезы. Она подошла к камину и, увидев фото своей матери на полу, сразу же подняла его и долго рассматривала старую фотографию.





Выйдя на улицу, Анна стала успокаиваться. Она решила пока никуда не идти и присела на скамейку в саду. Ей стало очень стыдно за своё поведение. по её щекам еще текли слезы, но теперь они были от стыда. Она тихо шептала себе под нос просьбы о прощении и сожалении.








Форт Уорт, 400 Ральф стрит, апартаменты 2Е, квартира Рида Кейси, около 14.00, 31 мая 2014

В тот же день Рид помогал Джесс собрать уцелевшие вещи из-под обломков дома после торнадо.
Утром он забрал из больницы Джесс, где её продержали одну ночь, но так как у неё были синяки, ушибы и царапины, но даже не было сотрясения, её сразу выписали. Раненых после торнадо было не так уж и много. Торнадо хоть и прошёл через густонаселенную часть города, но многие в это время были на работе и не пострадали. Забрав Джессику, Рид привёз ее к себе домой и предложил остаться у него. Молодая девушка, немного поколебавшись, согласилась, ведь это лучше, чем если бы она осталась в какой-то школе...
Его квартира была весьма мала и очень пуста, практически не было мебели и простота отделки говорила о его холостяцкой жизни, но Рид сразу заверил Джесс, что это временное жилье, которое ему выделили как военному вблизи от базы, а его дом находится в Вашингтоне.

После обеда они вернулись домой с коробками уцелевших вещей, которых оказалось немного: посуда с кухни, какая-то одежда, некоторые книги и другие вещи из различных комнат дома, превратившегося в груду обломков.
Джесс обрадовалась, найдя фотографию мамы целой. Она решила рассказать Риду о своей маме и её смерти, о своих переживаниях и о том, как все эти годы винила себя в её смерти, ведь её мать тогда, 3 апреля 2012 года поехала домой, чтобы спасти Джесс, а девушка без предупреждения уехала со своим парнем Томми, и если бы она тогда взяла трубку, то возможно её мать осталась бы в живых.
Услышав историю Джесс он сразу её вспомнил - она дочь его друга и сослуживца Аллана Берроуза, который много о ней рассказывал. Рид никогда раньше её не видел. Он стал успокаивать и подбодрять Джесс.






21:28 

Быть может то, что может быть...



13:20 

Быть может то, что может быть...
У меня большое счастье!)
Я смог уговорить одного коллекционера и приобрел редкую Барби Скарлетт О'Хару) Она прекрасна! Как долго о ней мечтал и уже не надеялся ее когда-нибудь приобрести, но все-таки повезло)














20:56 

Быть может то, что может быть...
Атлантический океан, на полпути в порт Стейтен Айленда, около 20.00, 30 мая 2014

Спустя несколько дней морского путешествия Элизабет наконец стала чувствовать себя лучше. Вечером она согласилась подняться на мостик вместе с Брук чтобы поужинать. Ужин на грузовом корабле представлял из себя небольшой фуршетный столик с различными яствами, в основном - морепродуктами. Брук и Лиза выбрали себе блюда на ужин и, взяв свои порции, присели за свободный столик. Практически все столики в корабельной столовой, располагавшейся на мостике, стояли вдоль окон. Брук с аппетитом принялась за ужин, а Лиза вяло перебирала ложкой свою лапшу и с опаской смотрела на море. Брук стала её успокаивать, рассказывая истории из жизни и обсуждая любимые блюда. Она рассказала, как любила в детстве запеканку тёти Элеоноры, к которой она и плывёт в Нью-Йорк. Лиза в ответ рассказала про свою сестру Маргарет, которая сбежала из дома в 20 лет и тоже живет в Нью-Йорке.





США, Форт-Уорт, 1204 Монтего Роуд, около 15.00, 30 мая 2014

Джессика слушала любимую музыку и читала статью в интернете, параллельно переписываясь с друзьями. Увлечённая музыкой и интересной статьей, она ничего не замечала вокруг: ни как закипел чайник на кухне, ни как пошёл дождь на улице, ни как пролетало время...
Когда она собиралась написать очередное сообщение в мессенджере подруге, в доме выключился свет. Джесс сняла наушники и собиралась пойти посмотреть пробки, но шум необычно громких ударов капель дождя по крыше и поднимающийся ветер привлекли её внимание и она подошла к окну. От увиденного она просто обомлела. Джесси буквально парализовало, когда она увидела за окном страшную картину из её кошмаров - на дом надвигалось торнадо.









Включившаяся с опозданием тревога заставила Джессику прийти в себя. Сирены гудели по всему району, оповещая о приближении торнадо.
Девушку охватила паника. Она не знала куда бежать и забыла обо всем. Выбежав из комнаты, она вспомнила про подземное убежище во дворе, о котором говорил отец, и направилась туда. Добежав до кухни она почувствовала, как дом начал трястись и скрипеть, послышался грохот, за окном летали обломки, было слышно как отрывались металлические листы крыши. Она закричала от отчаяния и, понимая, что уже не успевает добежать до убежища, Джесс спряталась под столешницей на кухне. Дом начал рушиться.
Вскоре после того как девушка успела спрятаться на кухне, в большое окно, которое находилось рядом с ней, влетели какие-то обломки, ударив её по голове, от чего Джесс потеряла сознание.







США, Форт-Уорт, 1204 Монтего Роуд, около 16.00, 30 мая 2014

Спустя двадцать минут после торнадо на ликвидацию последствий пытались пробиться спасатели, полиция и пожарные, но практически все дороги, ведущие в пострадавшие районы, были завалены обломками и деревьями. Было решено отправить вперёд пешие группы, пока дороги не расчистят.
Дом Аллана Берроуза располагался в паре кварталов вглубь жилого района от военной базы. Расположение базы позволило отправить военных на помощь спасателям. Одним из первых на месте разрушенного квартала оказался рейнджер Рид Кейси, который обходил разрушенные дома и пытался найти раненых и пострадавших, но пока его поиски не увенчались успехом. Он остановился возле дома Берроуз и стал звать выживших. Ему никто не отвечал.
Вскоре он собрался идти дальше, но вдруг услышал приглушённые стоны. Рид вновь прокричал, есть ли здесь кто-нибудь. Джесс только пришла в себя и услышав, что спасатели начали искать выживших и собрав последние силы в кулак, стала звать на помощь. Услышав просьбу о помощи, он стал пробираться через завалы.











Дом Аллана был практически весь разрушен. Осталась лишь часть кухни, в которой пряталась Джесс. Добравшись до укрытия девушки, Рид помог ей выбраться и, оглядевшись по сторонам, не смог не отметить, что ей очень повезло. Рид аккуратно поддерживал молодую девушку и помог ей выбраться из разрушенного здания, затем, осмотрев её и не найдя травм, требующих срочной госпитализации девушки, представился ей, а девушка в ответ сказала, что её зовут Джессика. Рид стал вспоминать, мог ли он знать её раньше, поскольку она показалась ему очень знакомой.







Выбравшись из завалов Джесс призналась, что у неё сильно кружится голова и она совсем не в состоянии идти, она чувствовала слабость. Рид аккуратно усадил девушку и дал ей попить. Вскоре он принёс Джесси бутерброд и накрыл её одеялом. Когда ей стало лучше, он аккуратно повёл ее к улице, где стояли машины скорой помощи. Джессика посмотрела на разрушенный дом и не смогла удержаться от слез. Рид заботливо её поддерживал и успокаивал.






18:13 

Быть может то, что может быть...
Бристоль, 43 Скиннерс Крофт, около 10.00, 25 мая 2014

В Бристоле к полудню столбик термометра поднялся до 25 градусов и становилось душно. Среди своего скудного багажа Брук отыскала лёгкий топ и джинсы. Переодевшись она стала укладывать волосы и увидела, что Элизабет одела тёплые вельветовые штаны и водолазку. Она спросила, не жарко ли ей будет в этом, а заметив Лиз в туфлях сказала, что на каблуках ей будет сложно в поездке. Лиза рассказала ей, что эвакуация проходила очень спешно и из одежды у неё с собой есть только юбки и кофты, и совсем не было другой обуви, а после нелёгкой дороги в Бристоль она больше не хочет одевать юбки. Она конечно умолчала, что у неё практически и не было брюк в гардеробе, так как её муж считал, что настоящая леди не должна носить брюки, да и ему всегда нравилось, когда Лиза одевала роскошные платья. Брук сразу предложила Элизабет подобрать что-нибудь из её вещей и стала разбирать свой чемодан, но Лиза упорно отказывалась и говорила, что это уже излишне. Понимая, что Лиза не поддастся на уговоры, Брук решила действовать по-другому и предложила ей сходить в магазин. Несмотря на введение комендантского часа и то, что аэропорт и вся часть города вокруг него вместе с портовой зоной превратилась в сплошную военную базу, это не мешало городу жить привычной жизнью. Магазины по-прежнему работали, работали и кафе, и офисы. Но и от такого заманчивого предложения Лиза отказалась. Брук переживала из-за депрессивного и подавленного состояния Лизы и всячески старалась её поддержать и помочь ей.
Вскоре в дверь постучали и к ним в комнату вошёл Мартин. Он был без оружия и снаряжения. Мартин вежливо поздоровался и затем попросил Брук пойти с ним, аккуратно сказав, что им понадобится машина.







Бристоль, Ли Вуд, около 11.00

Они приехали в район Ли Вуд, оставив машину на стоянке. Мартин сказал, что им нужно будет немного пройти пешком. В дороге он так и не сказал, куда он повез Брук, и она с опаской пошла за ним. Путь оказался не из самых простых, поскольку им пришлось идти по узкой тропинке, пробираясь через лесистую местность на вершину какого-то холма. Брук пыталась понять, куда её ведут, но вокруг были лишь густые деревья. Вскоре они вышли на небольшую открытую площадку, которая оказалась вершиной утёса. Марти сказал, что это одно из самых романтичных мест города - здесь открывается вид на реку и Клифтонский мост.
Брук была потрясена захватывающим видом, но сильный ветер, изрядно портивший ей прическу, немного портил впечатление. Они присели на краю утёса и, немного помявшись, Мартин стал говорить, что ему очень жаль, что он смутил её вчера, представив Брук как свою девушку, но он очень хотел бы, чтобы когда-нибудь это стало правдой. Стесняясь и пытаясь совладать с подступающим чувством паники, он говорил очень спокойно и даже казалось, что холодно. Но тут Брук заметила блеск в его глазах и прочитала в них волнение, но не успела ничего подумать, да и это было уже неважно: в следующий миг он признался ей в любви. Когда смущённая и счастливая Брук стала мило улыбаться и ответила ему взаимностью, он сделал ей предложение стать его девушкой.









Бристоль, 43 Скиннерс Крофт, около 18.00

Вечером Элизабет встретила Скотта в коридоре и отказалась, когда он предложил свою помощь, но, подумав, изменила своё решение попросила принести ей какие-нибудь ботинки без каблуков и лёгкие штаны. За день она сильно намучилась от духоты и не очень удобной неподходящей одежды.
Скотт вернулся к Элизабет довольно быстро, принеся с собой одежду. Он не был уверен, подойдет ли ей одежда, и попросил Лизу примерить её. Штаны ей подошли и тогда он помог ей надеть обувь. Лиза была очень смущена такой заботой с его стороны, но вскоре она заметила, что он постоянно стыдливо прячет от неё глаза и старается вообще не смотреть на Лизу. Она сразу поняла, что он никак не может простить себя за случившееся, как впрочем и она сама. Не выдержав в конце концов, она аккуратно спросила, как его дела. После непродолжительного разговора Лиза решилась сказать, что его вины в этом нет, что такое нельзя предугадать и если кто-то и виноват в смерти Бернара, то лишь она сама. Скотт был несогласен с этим и протестовал.
Сержант тяжело вздохнул и извинился, сказал, что он сильно сожалеет. Лиза нежно погладила его по плечу и сказала, что ему не за что извиняться и она ему благодарна за спасение.
Через несколько минут послышались шаги в коридоре и открылась дверь. Мартин и Брук вернулись и, увидев Лизу в хорошем настроении, очень обрадовались. Брук рассказала об их увлекательном путешествии и замечательных достопримечательностях города, тактично скрыв истинную причину поездки, а Лиза сказала, что Скотт очень помог.
Скотт и Мартин решили пойти вместе. Они попрощались с девушками и Скотт пожелал Лизе и Брук спокойного и благополучного морского путешествия.







Бристоль, 43 Скиннерс Крофт, около 09.00, 26 мая 2014

Утром пришёл Мартин помочь собраться Брук и Лизе, и был приятно удивлён, что они уже были почти готовы к отъезду. Он сказал, что корабль отплывает в полдень из порта Бристоля и у них ещё есть время. Мартин предложил всем вместе позавтракать, но Лиза отказалась и предпочла остаться в номере.



Бристольский порт, около 11.00.
В порт они приехали заранее. При виде корабля у Лизы стала кружиться голова, а оказавшись на корабле её стало сильно тошнить и началась морская болезнь. Она сильно извинялась и призналась, что очень боится плавать на кораблях, и, не смотря на то, что она англичанка, она до сих пор не плавала на корабле. Мартин и Брук помогли ей добраться до каюты. Они вызвали врача и пошли попрощаться на палубу.
Мартин признался, что будет сильно скучать по возлюбленной и просил её не забывать про него и писать. Брук была так растрогана, что даже заплакала: ей тоже было тяжело с ним прощаться. Они пообещали, что не потеряют друг друга и при первой же возможности встретятся. Корабль подал сигнал перед отправкой и Мартин спустился на причал. Он смотрел как отплывает корабль и махал рукой вслед, скрывая своё волнение за Брук в её опасном путешествии.









Когда корабль отчалил, Брук поднялась на верхнюю палубу ближе к мостику и, к своему удивлению, встретила там Лизу. Она очень удивилась и даже испугалась за неё, но Лиза сказала, что она приняла лекарства и, чтобы привыкнуть к кораблю и мореплаванию она решила подняться сюда по совету морского врача и немного посидеть на верхней палубе.
Мартин смотрел вслед уплывающему кораблю пока тот не скрылся из вида...







США, Форт-Уорт, 1204 Монтего Роуд, около 16.00, 26 мая 2014

Днем лейтенант Аллан Берроуз получил приказ отправиться на авиабазу в Маунтин Хом для подготовки пилотов и командования новой истребительной группой. На выполнение приказа ему дали три часа. Он очень спешил, так что не переодеваясь сразу же поехал домой, чтобы собрать необходимые вещи. Когда он приехал домой его дочери ещё не было и он начал в спешке собираться.
Он был почти готов к выходу, когда его дочь вернулась домой. Джессика удивилась и испугалась, увидев отца в полевой форме, взмыленного и нервно расхаживающего по комнате. Невольно она сама занервничала и стала его мучать расспросами. Он сказал, что его отправляют на другую базу. Она умоляла его не ехать, на что он лишь ответил, что это приказ. Тогда она стала просить его поехать с ним. Она его обнимала и мешала ему собираться. Он попросил не мешать ему и объяснил, что не может взять её с собой, как бы она не просила.







Аллан обнял дочь, извинился за резкость и сказал, что он сильно спешит. Джессика крепко его обнимала. Она понимала, что бессильна против службы отца и не стала ему мешать. Два года она практически не расставалась с отцом и жила в родительском доме. 3 апреля 2012 года по Форт-Уорту пронеслась серия торнадо, принёсшая огромные разрушения в город и унёсшая жизнь её матери. Она вместе с отцом прошла полугодовой курс реабилитации после трагедии, но ей по-прежнему было тяжело это пережить и она забросила учебу. До сих пор она продолжает ходить к врачу под настойчивым наблюдением отца и наконец стала вновь продолжать учебу, но переезжать от отца она отказалась несмотря на то, что её университет находился в соседнем городе - Арлингтоне.
Собравшись, её отец подошёл к ней попрощаться и попросил дочь не бросать учёбу и не переставать ходить ко врачу. Аллан попросил её быть осторожной и беречь себя.
Когда отец ушел, Джесс взяла фотографию матери и долго на неё смотрела, вспоминая её, вновь прокручивая детские воспоминания и всячески отгоняя от себя воспоминания того злосчастного дня.








17:35 

Быть может то, что может быть...
Все-таки поселил у себя вот такого замечательного Рейнджера)
Он мне в начале не понравился, но потом я пригляделся к нему и решил взять его в свою команду.

Рейнджер по имени Рид, но о нем позже;)


16:35 

Быть может то, что может быть...
Бристоль, 43 Скиннерс Крофт, около 16.00, 24 мая 2014

Несмотря на то, что и Брук и Скотт вынуждены были ехать в Бристоль в объезд, они добрались довольно быстро и без происшествий.
В пути Брук рассказала Мартину, что собирается ехать в Нью-Йорк к своей тёте и отцу, но она не знает точно, там ли её отец, ведь после смерти матери он снова пошёл служить в армию. Чтобы не потерять друг друга, они обменялись контактами: Брук оставила Мартину адрес и номера телефонов тёти, отца и свой на всякий случай, а Марти оставил ей адрес своих родителей и адрес его базы, куда она может направлять письма.
Проезжая мимо Бристолького аэропорта, у Брук появилась надежда, которую сразу разрушил Мартин, сказав, что теперь это военная база и гражданские самолеты не летают. Военные расположились не только в аэропорту, но и заняли близлежащие здания, включая небольшой комплекс жилых новостроек с недостроенными зданиями, куда они и приехали. Мартин сказал, что в этих домах сейчас живут военные и штаб располагается в соседнем здании. Здесь они будут жить пока он не сможет придумать, как помочь девушке добраться до другой страны.





Вскоре к ним подъехала машина, за рулем которой сидел Скотт. Мартин, увидев его, очень обрадовался, ведь они хорошо знали друг друга, хоть и были из разных взводов. Скотт обрадовался не меньше и сразу же подошёл и крепко обнял друга, сказал, что ещё никогда не был так рад его видеть. Он считал, что Мартин, как и многие из его взвода погибли тогда под Лондоном от химической атаки. Они обменивались новостями, рассказывали друг другу вкратце, как смогли выжить и выбраться из этого кошмара. На какое-то время они даже забыли про своих спутниц, но неожиданно для всех Мартин решил представить Брук и сказал, что она его девушка. Скотт улыбнулся и отметил, что Марти зря время не терял. Но, вопреки ожиданиям друга, Скотт представил баронессу Хинксхилл не как свою девушку и рассказал ужасную историю её спасения и смерти её мужа. Шёпотом он добавил, что ей пришлось очень нелегко: смерть своего мужа она переживает очень тяжело и он боится оставить её одну, но что с ней делать он не знает, ведь не может же он взять её в бой.
Услышав эту историю, Элизабет Брук поняла, почему её вид настолько потерянный, а она такая бледная и измученная. Девушка хотела было что-то спросить, но, постеснявшись, она выразила своё искреннее сочувствие баронессе.







Брук и Лизу разместили в том же доме, где выделили комнату Мартину. Весь оставшийся день Брук провела вместе с Лизой. Они разговаривали и Лиза вспомнила, что когда-то видела Брук. Раньше она с Мужем часто любила отдыхать в Фолкстоне. Брук рассказала, что она работала директором магазина модной одежды, в который, как оказалось, заходила Лиза. Её муж и его семья был очень чопорным и консервативным, и считал, что титулованным особам не подобает одевать вызывающую одежду и ходить по барам и клубам. Но Лиза рассказала, как тайком от всех покупала иногда что-то модное и ходила в клуб или бар, пока её муж был в командировке.
Вечером к ним зашёл Мартин и сообщил хорошую новость: он смог договориться о двух местах на грузовой корабль до Нью-Йорка. Корабль отплывает через два дня, а до отплытия пока они могут спокойно оставаться здесь. Брук и Лиза поблагодарили его за помощь.
Вскоре Лиза извинилась и попрощалась с друзьями по несчастью, сказав, что очень устала и попробует хоть немного поспать.








17:45 

Быть может то, что может быть...





11:15 

Быть может то, что может быть...
Наконец военных стали продавать в новых магазинах) Кое-что купил в Хемлис)














20:09 

Быть может то, что может быть...
Англия, Эйлсфорд, 245 Колдхарбор лейн, Отель Хаусинк 21, около полудня, 23 мая 2014

В тот вечер Мартину так и не удалось связаться с базой и они решили заночевать в отеле.
На следующий день офицер с утра связался со штабом, узнал общую обстановку и получил приказ вернуться на базу. Спустя восемь дней никто и не надеялся уже, что Мартин выживет, и когда в штабе раздался звонок, никто и не подозревал, что это будет он. Звонок, безусловно, вызвал всеобщее удивление и искреннюю радость. Спустя некоторое время он вернулся в номер Брук и сказал, что нужно собираться и выезжать. Офицер также рассказал, что практически весь Юг и Юго-Восток захвачены. Саутгемптон тоже захватили.
Они договорились, что вместе доедут до Бристоля - в его пригороде расположилась временная база.
К полудню они уже были готовы выезжать. Брук спросила перед отъездом, не в Бристоль ли эвакуировали Кевина, но Мартин сказал, что точно не знает куда эвакуировали тогда госпиталь, лишь знает, что на запад, как раз в направлении к Бристолю.







Англия, Уай, 3 Оксентур Роад, Отель "Мистраль". 23 мая 2014, около полудня.

Тем временем Элизабет и Бернар продолжали жить в гостинице и планировали куда им дальше ехать. Всё это время они спорили: Бернар утверждал, что им необходимо уехать в Нью-Йорк к сестре Элизабет, а она совсем не хотела ехать к сестре и бросать родную страну и свой дом, но в то же время боялась и оставаться в непосредственной близости от военных действий.
В этот теплый солнечный весенний день Бернар всё-таки уговорил Лизу позвонить сестре. Когда он собирался уйти, Лиза остановила его, но он заверил, что не собирается покидать отель: он лишь спустится к регистратору, чтобы сделать пару звонков.





Бернар вновь связался со своими друзьями в командовании и попросил их о помощи с эвакуацией. Сказал, что они в прошлый раз не успели уехать до боя. После непродолжительных переговоров его просьба была удовлетворена и за ними вновь должен был приехать сержант Скотт Леннокс. Второй звонок он сделал брокеру, чтобы узнать о состоянии его счетов, но с улицы послышался шум, хлопки взрывов вдали и выстрелы. Бернар прервал разговор, сказал испуганной администратору отеля, что нужно готовиться к эвакуации, а сам решил выйти на улицу.
Выйдя из отеля он увидел, как в конце улицы поднимается столб чёрного дыма и услышал выстрелы. Земля тряслась от приближающейся тяжёлой бронетехники. Из-за поворота начал медленно выползать большой тёмный силует танка. Бернар растерялся на миг, перед тем как побежать обратно в отель, но этого мига хватило русскому снайперу, несколько минут назад вышедшему из-за угла дома за его спиной и уже около минуты держащему его на прицеле. Бернар так и не успел понять что произошло - всё случилось за доли секунды. Он схватил свой дробовик и успел лишь сделать шаг в сторону отеля, как тут же почувствовал толчок в спину, потом боль, перед глазами всё поплыло... Говорят, перед смертью человек видит свою жизнь, но перед глазами Бернара встала картина из детства, как его мать недовольно смотрит на него и говорит, что он её разочаровал, вспомнился день знакомства с Лизой на званом вечере, и вальс, когда он часто наступал ей на ноги и сгорал от смущения, а потом он увидел свой пустой кабинет...







Вскоре подъехал Скотт. Выйдя из машины он сразу увидел Бернара у входа в отель и на мгновение обомлел. Сержант подошел к Бернару, проверил пульс и тихо сказал, согнувшись над ним: "Эх, Бернар, я же предупреждал. Как же так то..." - сержанта так потрясла эта страшная картина потер своего друга, что у него стали наворачиваться слёзы. Но он быстро привёл себя в чувство пощёчиной, вытер лицо футболкой и направился в отель.





Элизабет достала фотографию сестры, которую спрятала в чемодане и долго смотрела на неё. Там её сестре было 20 лет. Она вспоминала, как они играли с сестрой, как ругались, как ходили вместе на дискотеки и на вечеринки. Всспоминала, как сестра поругалась с родителями и как тайком сбежала из дома. Как сестра позвонила Элизабет через год и попросила денег, как они встретились в аэропорту и её сестра Маргарет сказала, что улетает в Нью-Йорк, о котором всегда мечтала. Но выстрелы и грохот с улицы грубо вырвали Лизу из воспоминаний. Внезапно она почувствовала небольшую вибрацию и нарастающий гул. Испугавшись, она всё бросила, спряталась в углу и загородилась тумбочкой. Когда всё стихло она почувствовала, как холод пробежал по её телу и как накатывает непреодолимой силы тоска. Ей стало страшно.
Вскоре в дверь кто-то постучал, потом ещё раз и более настойчиво, но Лиза боялась и молчала. Кто-то попробовал открыть дверь, подёргал ручку, а потом с силой выбил дверь. Сердце Лизы заколотилось, она тихо пискнула и сжалась в углу. В комнату вошёл Скотт, он позвал её по имени и сразу же представился. Он старался говорить сухим безэмоциональным голосом. Она смотрела на него из-за тумбочки испуганными глазами. Сержант сразу подошёл к ней и помог встать. Сказал, что нужно срочно ехать и схватил её чёрный чемодан. Элизабет как всегда упёрлась, сказала, что без мужа никуда не поедет и стала вырывать из рук военного чемодан. После недолгого спора сержант не выдержал и грубо приказал ей замолчать и собираться. Лиза вздрогнула и растерянно на него посмотрела. Его грубость и жесткость стали вызывать подозрения. Скотт сказал, что нельзя терять время, схватил в охапку попавшие под руку вещи, кое-как запихал их в чемодан и сунул Лизе. и стал её подгонять, чтобы она скорее выходила.











Лиза спешила и старалась идти быстрее, подгоняемая Скоттом, но юбка упорно путалась в ногах и мешала сделать шаг, да и каблуки не облегчали задачу. Лиза и Бернар собирались отобедать в местном ресторане, и она готовилась к выходу, а не к бегству. В холле сержант сказал ей не смотреть по сторонам, а сразу прыгать в машину, которая у самого входа. Выйдя на улицу, Лиза всё-таки посмотрела по сторонам и сразу увидела мужа. От ужасной картины она онемела и побледнела, её тело перестало слушаться и она уронила всё что несла в руках. Скотт даже не успел подойти к ней, как она закричала что было сил и рухнула на землю рядом с мужем. Она кричала, ревела и обнимала Бернара. Услышав душераздирающий крик, в окнах соседних домов осторожно показались люди. Скотт кинул чемоданы в машину и сразу же подбежал к Лизе, стал её успокаивать и обнимать. Он говорил, что, как бы не было бы больно, нужно ехать. Она ревела, кричала, что никуда больше не поедет и отбивалась от Скотта. Каждый раз, когда он пытался её поднять, она колотила его и кричала. Она распласталась на земле рядом с мужем, обнимала его, гладила и целовала. Скотт не мог долго её утешать и успокаивать и просто с силой схватил её, поднял и потащил в машину. Она вырывалась и не хотела сидеть в машине. Она кричала, что больше не хочет жить.
Одной рукой удерживая сокрушенную горем женщину, он завёл машину, и, пока Лиза вновь не выскочила из неё, он резко сдал назад и поехал. Лиза уже ничего не чувствовала, не слышала и не видела. Она не видела помятую машину, на капоте которой лежало множество различных цветов и кустарников, и даже оградки от палисадника, так как Скотт летел на всей скорости напрямик через сад. Она не чувствовала боли от порезов, царапин и ссадин, которые ей достались после схватки с военным. Не замечала синяков, оставленных грубыми руками Скотта. Перед её глазами всё время стояла картина мёртвого мужа...
















19:57 

Быть может то, что может быть...



00:53 

Быть может то, что может быть...
Нью-Йорк, 845, Юнайтед Нейшенс Плаза (Трамп Уорлд Тауэр), 39С, Квартира Сандры Мейер. 14 апреля 2014, около 21.00







Сандра собиралась идти в клуб и параллельно слушала телевизор, но внезапный экстренный выпуск новостей, а особенно то, что там сказали, заставило её остановиться и замереть перед телевизором. В новостях передавали страшные данные, поступающие с Западного побережья: 12 апреля 2014 года около 5 утра по местному времени началось внезапное вторжение на Сиэтл. Город спал когда вражеские войска армии КНР вторглись в город со стороны южного порта и продолжили вторжение вглубь города, захватывая его. Застигнутые врасплох жители в панике бежали из города. Вооружённые силы США сразу же направили в Сиэтл. Уже к полудню город был охвачен боем. Страшные кадры городских перестрелок присылали местные СМИ.
Сандра сидела в оцепенении, слушая новости, но через некоторое время она схватила телефон и стала звонить Уиллу.









Англия, Уай, 3 Оксентур Роад, Отель "Мистраль". 15 мая 2014, около полудня.

После спешного бегства чета Хинксхилл вместе со Скоттом добрались до городка Уай и остановились в отеле "Мистраль". Скотт помог им добраться и заселиться в отель, а затем вежливо попрощался с ними, сказав, что ему необходимо связаться с базой и вернуться к своим.
Элизабет и Бернар остались одни. Она тяжело вздохнула и с нотками отчаянья спросила, что же теперь с ними будет и что тепер делать, но Бернар её успокоил, сказав, что всё наладиться. Он успел перед отъездом собрать часть её вещей, а самое главное - взял из сейфа её чемоданчик с драгоценностями, в который он ещё положил их сбережения. Этого им должно хватить на какое-то время. Но здесь им долго оставаться нельзя и он сразу сказал, что Элизабет необходимо срочно связаться с сестрой в Нью-Йорке...







Англия, Эйлсфорд, 245 Колдхарбор лейн, Отель Хаусинк 21, около 19.00, 22 мая 2014
Мартин вернулся в подвал после очередной вылазки и сообщил хорошую новость Брук о том, что, по результатам замеров воздуха, вредного вещества практически не осталось и оно не превышает допустимых пределов в воздухе. Это значило, что им уже можно покинуть своё убежище и вернуться обратно, что они вскоре и сделали.
Офицер вернул Брук в номер и сказал, что здесь несмотря ни на что оставаться опасно и ей нужно собираться в путь. Она была растеряна и не сразу пришла в себя после всего произошедшего, да и вдохнув свежий воздух после пыльного подвального у неё закружилась голова, но он настойчиво повторил ей, чтобы она собиралась, пока он будет связываться с базой.






00:38 

Быть может то, что может быть...
Нью-Йорк, 845, Юнайтед Нейшенс Плаза (Трамп Уорлд Тауэр), 39С, Квартира Сандры Мейер. 19 октября 2013, около 18.00





Сандра смотрела вечерний выпуск новостей, в котором сообщили, что серию терактов, которая прокатилась по Нью-Йорку в прошлый четверг связывают с терактом в Бостоне, произошедшим 15 апреля этого года. В новостях рассказали о взрыве бомбе в почтовом отделении в здании 20 Эксчейндж плейс, которую отправили в посылке губернатору, но она по случайности взорвалась в распределительном центре почты. Взрыв унёс жизни двух сотрудников почты и ещё двоих ранил. Также сообщается о взрыве заминированного автомобиля возле Фондовой биржи. Погибло 3 человека и ранены пятеро. Но третий теракт удалось предотвратить: около 16.00 по местному времени обнаружили ещё один заминированный автомобиль возле Рокфеллер центра. Бомбу благополучно обезвредили.
Наслушавшись ужасных новостей Сандру охватили тревожные мысли, и тут раздался телефонный звонок, из-за которого она чуть ли не подпрыгнула от испуга. Это был Уилл. Он представился и спросил как её дела. Уилл сильно стеснялся, но всё-таки рискнул и предложил ей встретиться и сходить куда-нибудь, его смена уже заканчивается и он мог бы заехать через час. Молодая женщина немного поколебалась, но решила согласиться и принять его предложение. Конечно, она в первую очередь чувствовала, что должна доктору и согласилась из благодарности, но, с другой стороны, она за эти четыре дня так никуда и не выбиралась толком из дома, лишь навестила Эдворда в больнице. Они договорились о встрече и Сандра сказала ему свой адрес, услышав который он немного удивился. Трамп Уорлд Тауэр был одним из элитных жилых зданий с роскошными апартаментами наравне с Олимп Тауэром, хотя конечно это и не Парк Авеню, тем не менее Уилл лишь ещё откладывал деньги для основного взноса, чтобы купить квартиру такого уровня.









Как Уильям и обещал, он приехал через час. Всегда отличаясь своей пунктуальностью и скромностью, Уилл старался скрыть свое удивление и желание осмотреть роскошную квартиру Сандры. Она встретила его очень дружелюбно и попросила подождать несколько минут, так как она ещё не совсем готова. Как гостеприимная хозяйка Сандра предложила выпить чай или ещё что-нибудь, но Уилл скромно отказался. Оставшись наедине в гостиной, молодой мужчина с любопытством осмотрелся, долго смотрел на вид из окна, а затем стал с интересом изучать картину. Когда Сандра была готова и они собрались идти, Уилл не смог не спросить перед уходом, что же за интересная картина у нее в доме. Она сказала, что это "Бермудские острова" Чарльза Демута.
Всю дорогу они обсуждали искусство и живопись. Сандра призналась что любит импрессионизм, модернизм и поп-арт, и что у неё в спальне висит подлинник "Мотоциклиста" Энди Уорхола.







Вечер они провели в ресторане "Наоми" в центре города. Сандра ещё отходила от пережитого стресса, впрочем как и Уилл, и конечно они не смогли удержаться от обсуждений произошедшего и того, что рассказывали в новостях. Уилл старался направить беседу в друное русло и часто расспрашивал Сандру о её жизни, работе, увлечениях. Сам с удовольствием рассказывал смешные случаи из жизни. Он также рассказал о себе: что он родился в Денвере и у него есть брат, который с отцом уехали в провинцию, что его мать не была замужем за отцом. Рассказал, что он отучился в Денвере и поехал учиться на врача в Беркли на что Сандра ответила, что тоже училась в Беркли и сама приехала в Нью-Йорк в первую очередь учиться, а потом решила устроиться здесь так как сразу влюбилась в город.
Их непринуждённый разговор постепенно стал заинтересовывать Сандру и ей стало просто приятно общаться и находиться в обществе Уилла. Отужинав, они решили продолжить общение и прогуляться по Бродвею.


17:34 

Быть может то, что может быть...
Нью-Йорк, 20 Эксчейндж Плейс, 36 этаж, офис "Калагер, Мейер и партнёры", кабинет Сандры, 15 октября 2013, около полудня.
В этот солнечный и ясный день у Сандры всё шло наперекосяк. С утра она нигде не могла найти ключи от машины, а когда наконец собралась и села в машину, та не завелась и пришлось ехать на такси. На Брод стрит она попала в пробку и опоздала на работу.
Около полудня к Сандре зашёл Эдвард Калагер для обсуждения насущных вопросов. Конечно, он не смог не отметить её опоздание. Они обсуждали сильный кризис и экономическую политику в складывающейся экономико-политической ситуации. Компания должна "затянуть пояса" и необходимо провести ряд сокращений. Разумеется, как партнёра, Сандру эти сокращения не касаются, но Эдвард настаивал на увольнении её ассистента и предлагал оставить только секретаря. Да, этот кризис изрядно потрепал финансовый центр. Многие компании на Уолл-стрит были разорены или закрыты на время кризиса, госслужащие в Вашингтоне устраивали забастовки и волна протестов прокатилась по всей стране. Также Эдвард переживал из-за проигрышного дела, которым занималась Сандра: прокурор никак не хотел идти на сделку и настаивал на банкротстве компании-клиента. Но их переговоры были прерваны. Раздался какой-то тихий хлопок, который на 36-ом этаже практически и слышно не было, но здание ощутимо "вздрогнуло". Вскоре погас свет.







Через несколько минут в кабинет зашла испуганная и взмыленная секретарь, которая сказала, что в здании объявили эвакуацию - что-то произошло на первом этаже, но никто ничего не знает. Практически сразу включилось аварийное освещение, мигали значки аварийных выходов и вовсю звенела пожарная сигнализация. Эдвард распорядился, чтобы секретарь передала охране, чтобы те организовали эвакуацию и убедились, что все покинули офисы. К счастью, около половины сотрудников уже покинули кабинеты, так как пошли обедать. Сандра, не понимая что происходит, стала собираться, но Эдвард взял её за руку и сказал, что на это нет времени. Она посмотрела в окно и сказала, что на улице ничего нет и там всё в порядке, и если бы что-то случилось, то было бы видно. Сандра взяла свою сумку и пальто, и вместе с Эдвардом покинула офис. По дороге Эдвард не упустил момента зайти к себе в кабинет и убрать документы и компьютер в надежный сейф.
В Холле оказалось, что лифты не работают, несмотря на аварийное энергоснабжение, и им пришлось идти пешком по лестнице. К двадцатым этажам они оба уже устали и запыхались.







Эдвард был не молод и его проблемы со здоровьем были естественны, а после смерти жены лишь усугубились. От сильной нагрузки и стресса мистеру Калагеру стало плохо с сердцем, он с трудом прошёл лестничный пролет и рухнул на ближайшие ступеньки. Сандра испугалась. Она не знала что делать и как помочь партнёру. Паника стала охватывать её, руки стали трястись, она начала рыться в сумочке в надежде найти хоть что-нибудь, что спасло бы его. Эдвард корчился от боли и тяжело дышал. Как из ниоткуда по лестнице спустился молодой мужчина, который сразу же подошел к Калагеру, спросил что с ним и начал осматривать. Убедившись, что дело плохо, он обыскал его карманы и почти сразу нашёл лекарства. Он сбегал в ближайший офис за водой и помог Калагеру принять лекарства. Сандра объяснила, что произошло, и потом спросила, врач ли этот незнакомец. Он сразу сказал, что он врач. Уилл понимал, что нужно подождать пока подействует лекарство, а лучше дать часик-полтора полежать спокойно больному, но времени не было. Как только Эдварду стало немного лучше они продолжили путь. Уилл водрузил на себя Эдварда и, стараясь двигаться как можно аккуратнее, повёл его вниз по лестнице. Сандре он сказал, чтобы она сняла туфли, иначе на каблуках она переломает себе ноги. Конечно она послушались, правда туфли она не бросила, ведь они были дизайнерскими.
Всю дорогу Уилл старался не прекращать беседу со случайными знакомыми. Он рассказал, что был на 47-ом в медицинской компании по поручению заведующего отделением. Спрашивал про Эдварда и Сандру, про их работу, про их жизнь, тем самым отвлекая и не давая им зациклиться на ужасе происходящего.









Спустившись наконец на первый этаж, они вышли в холл здания, где застали ужасную картину: в холле царил бардак и хаос, сильно пахло гарью, но следов взрыва или пожара нигде не было, лишь едкий запах. К ним сразу подошёл один из бойцов спецназа и спросил, видели ли они ещё кого-нибудь, но они никого не видели и, судя по всему, они были уже последними. Спецназовец сразу подхватил Эдварда и спросил что с ним. Уилл объяснил и рассказал, как всё произошло, но солдат не стал дослушивать и сразу повёл больного к выходу, и предложил доктору сопровождать Калагера в больницу. Уилл, конечно, согласился и собрался идти, но Сандра подошла спросить, что же всё-таки произошло. Спецназовец отказался говорить, но после недолгих уговоров Сандры сказал, что взорвали бомбу в почтовом отделении в их здании, что необходимо срочно покинуть помещение из-за угрозы обрушения. От услышанного она буквально села. Уилл помог ей встать и спросил, сможет ли она самостоятельно добраться до дома, на что она положительно кивнула. Потом она обняла его и сказала, что очень ему благодарна, и спросила, что может сделать для него. Но Уилл торопливо ответил, что ему ничего не нужно и это его долг как гражданина и врача. Молодая женщина смущённо улыбнулась и сказала, что не знает как его зовут. Он представился, но она не расслышала и он решил представиться полным именем: Уильям Майкл Уайт Фокс. Она представилась в ответ, но он лишь улыбнулся и сказал, что знает как её зовут. Он помог выйти из здания Сандре и на прощание в качестве благодарности он попросил её визитную карточку.






23:19 

Быть может то, что может быть...
Нью-Йорк, 845, Юнайтед Нейшенс Плаза (Трамп Уорлд Тауэр), 39С, Квартира Сандры Мейер. 14 октября 2013, около 20.00
Вечерний Нью-Йорк. Как можно провести вечер в городе, который никогда не спит? Конечно же многие едут развлекаться в клубы, бары и рестораны, несмотря на середину рабочей неделе.
Сандра всегда была сильной, независимой и целеустремлённой девушкой. К своим 29 годам она уже смогла добиться должности партнёра и стать ведущим юристом по корпоративным вопросам в компании "Калагер, Мейер и партнёры", а ещё купить, пусть и в кредит, но даже выплатить половину стоимости апартаментов в фешенебельном здании в среднем Манхеттене. Она сама поступила и с отличием закончила Беркли. Ей нравилась её жизнь: 50-тичасовая рабочая неделя, выходные с друзьями за городом и вечные вечеринки в барах. Но при таком плотном графике она успевала и за собой следить: она регулярно посещала спортзал и бассейн, комплекс спа и салон красоты, располагавшийся на первых этажах её дома. Она жила одна и не представляла свою жизнь с кем-то. Многие могли бы назвать её легкомысленной, но это не так. Привыкнув быть сильной и свободолюбивой, добиваясь всего сама она боялась потерять всё то, к чему стремилась и во что верила. Этот вечер среды она проводила как обычно, взяв с собой на дом работу она, не отрываясь от компьютера, пила кофе. Как и все жители Нью-Йорка она очень любила кофе, но в то же время её отличала любовь к кофе с молоком.











Нью-Йорк, 25 Централ Парк Запад, 50А, квартира Эдварда Калагера, то же время.
Вечер среды Эдвард проводил как обычно в своём кабинете за бокалом любимого коньяка. Он жил один, но лишь с недавних пор. Жена Эдварда умерла всего пару лет назад и с тех пор он посвятил себя целиком и полностью работе, стал вновь лично выступать в судах и брать самые сложные дела: в начале окружные, а потом и федеральные и международного арбитража. Вечера для него были все одинаковы: пустой большой дом, он и его богатая библитека. Дочитав очередную главу Форда и допив третий бокал, он решил немного пройтись перед сном и собрался идти на вечернюю прогулку в Центральный парк. Он вспомнил, как однажды на такой прогулке встретил Стива Фейнберга - одного из крупнейших финансистов Уолл-стрит.







Нью-Йорк, 340, Восток 93 улицы, Плимут Тауэр, 23Ф, Квартира Уилла, то же время.
Уильям Майкл Фокс тоже учился в Беркли. Он с большим трудом пробился и устроился в Нью-Йорке. За несколько лет он, наконец, смог стать старшим ассистентом заведующего отделением травматологии в Манхеттонском Пресвитерианском госпитале. Врачом он хотел стать с самого детства. Он всегда был очень добр и заботлив со своими пациентами. Уилл никогда не любил ходить по барам и сидеть в шумных тусовках, а после весьма тяжелой работы в одной из основных больниц Нью-Йорка предпочитал выпить кружку хорошего чая с кексами, которыми его регулярно угощала медсестра, и почитать хорошую книгу, сидя на диване в маленькой гостиной съёмной квартиры в Йорквилле.






12:11 

Быть может то, что может быть...
Уильям (Уилл) Фокс







Сандра Э. (Элизабет) Мейер






Эдвард Калагер и Сандра Мейер




Кетрин Рос и Макс Уайт




Шерон Кросс




Эйден Пирс


18:22 

Быть может то, что может быть...
Тырим конфеты)




23:02 

Быть может то, что может быть...
Англия, Эйлсфорд, 245 Колдхарбор лейн, Отель Хаусинк 21, около 19.00, 19 мая 2014

Спустя еще пару дней Марти и Брук продолжали сидеть в подвале. Запасы воды и еды уже начали истощаться, и Марти решил подняться наверх и сделать вылазку до кухни или склада, но Брук боялась его отпускать. Она Нашла в шкафу какие-то старые штаны и решила, что раз у неё теперь есть одежда, она теперь точно не пустит Марти одного и они пойдут вместе, но он запретил ей подниматься за собой. Марти был хорошо подготовлен, при нём было оружие, и, если вдруг выйдя на улицу там окажутся враги, он всегда сможет дать им отпор. Офицер взял бутылку с соком и сказал, что из всей жидкости у них лишь только четверть бутылки и фляга воды и пополнить запасы нужно срочно.







495 Норд 9 Стрит (дом Шерон Кросс), Маунтин-Хоум, Айдахо, США, около 19.00, 19 мая 2014
Вечером, как обычно Шерон вернулась домой с работы, зайдя по пути в магазин за продуктами. Она сразу зашла в дом со стороны кухни и стала разбирать продукты. Неожиданно для себя она услышала, как в дом кто-то зашел. Она жила одна и никого не ждала вечером. Это был её возлюбленный - Пол. Он сразу же зашёл на кухню и хитро подмигнул ей, расплывшись в улыбке. Она на мгновение потеряла дар речи и от неожиданности выронила банку сардин, но, сразу же придя в себя, она сразу кинулась обнимать и целовать дорогого ей человека. Они не виделись вот уже почти два месяца. Всё это время в бою, в холодной казарме и ночами под небом чужих городов лишь мысли о ней его согревали и давали веру в лучшее.







Он аккуратно усадил Шерон на край стойки, встал перед ней на колено и сделал ей предложение. У Шерон закружилось голова и она чуть не потеряла сознание. Это было настолько неожиданно и непредсказуемо, что она совсем потеряла дар речи. За секунду перед её глазами пронеслись воспоминания об их знакомстве в местном клубе, о выходных, проводимых вместе....
Пол родился и жил в Нампе. Закончив колледж он стал работать, а потом пошёл служить и был направлен на базу ВВС США в Маунтин-Хоуме, а уже через месяц после службы он познакомился с Шерон Кросс в местном клубе, куда она пошла вечером с подругами отдохнуть от утомительной учёбы и работы.
Шерон всю жизнь прожила в этом небольшом городке. Отучившись, Шерон стала работать инструктором по йоге. После покупки небольшого домика ей пришлось найти и вторую работу: Шерон устроилась работать учителем.

Пол объяснил ей, что его ждет важная миссия и он выбил себе только два выходных, и он хочет быть уверенным, а положительный ответ Шерон придаст ему сил. Он попросил не говорить о помолвке пока никому, поскольку планирует вернуться после освобождения Портленда и тогда уже устроить званый ужин с родителями. Конечно Шерон согласилась, ведь последний год она только об этом и мечтала.







Уже на следующий день влюблённым пришлось расстаться. Пол отправлялся вновь в Портленд. Шерон проводила его до военной части. Они долго прощались пока командир Пола не сделал ему замечание, а после Шерон долго смотрела, как он садился в десантный самолёт вместе с остальными солдатами и как самолет взлетел, как он медленно удалялся пока не превратился в маленькую точку и не исчез в бескрайних просторах небес...


22:03 

Быть может то, что может быть...
Англия, Эйлсфорд, 245 Колдхарбор лейн, Отель Хаусинк 21, около 19.00, 17 мая 2014

Прошло два дня с тех пор как Брук и Мартин спустились в подвал. Мартин рассказал, что это было химическое оружие, какая-то новая разработка, что оно действует 8 дней, а затем его концентрация в воздухе снижается до безопасного для человека уровня, и окончательно газ развеивается в следующие день-два, так что в худшем случае им осталось пробыть здесь еще 6 дней, и то если не будет ветра и осадков.
За два дня Марти смог всё-таки вылечить Брук. Он ей давал антидот и антибиотики. К счастью, ей повезло и за счет плотно закрытых окон и неработающей вентиляции в отеле Брук отравилась несильно и поправилась довольно легко. Температура и озноб были лишь в первый день. Офицер был на редкость заботливым и дотошным, и тщательно ухаживал за болеющей девушкой. Они сблизились и узнали друг о друге много нового. Мартин пошёл служить три года назад. С большой неохотой он рассказал о том, что побудило его выбрать столь опасную профессию. Причиной была его девушка: Марти был сильно влюблён в неё, и влюблён так, будто это была первая любовь, они стали вместе жить с колледжа, но однажды она встретила свою "безответную любовь" ещё со школы, который спустя столько лет ответил ей, и она не задумываясь ушла... Марти впал в глубокую депрессию, даже начал пить, но родители настояли на службе, да и он был довольно патриотичным парнем. Отец Мартина - профессор Бостонского университета по истории, а мать - врач. Они дали ему хорошее образование. Мартин закончил Бостонский университет по специальности архитектора. Он даже год отработал в одном из крупных архитектурных агентств Бостона, пока не пошел служить.



Потом он рассказал о своей подготовке, отправке в Норфолк, а затем уже и сюда - в Англию. Марти рассказал немало и смешных моментов из своей жизни, над которыми они весело посмеялись вместе. Он предложил Брук перекусить печеньем и попить апельсиновый сок. Взглянув на печенье она тяжело вздохнула и посмеялась, сказала, что видимо зря она столько сидела на диете.
Она призналась, что всё еще никак не может поверить в произошедшее. Ей по прежнему кажется, что после всего этого она приедет домой, а там всё в порядке, в понедельник она поедет в магазин, снова общаться с поставщиками. Ей страшно подумать, что от всей её жизни больше ничего не осталось. Брук рассказала, что она родилась в Нью-Йорке и там жила, пока родители не отправили её учиться в Англию. Её мать англичанка очень хотела, чтобы Брук осталась жить в Англии, что и произошло. Она встретила здесь своего мужа и осталась с ним жить в Лондоне. Потом он получил повышение до управляющего банком в Фолкстоне. Четыре года назад умерла мать, через год она развелась с мужем. Она осталась жить в доме матери и работать в магазине. Муж всегда хотел чтобы она оставалась стройной и она уже привыкла жить диетой, и давно не ела такого печенья.
Брук конечно и про Кевина не забыла рассказать: они учились вместе в колледже в Нью-Йорке, потом он переехал в Чикаго. Когда его парень пошёл служить они расстались. Кевин был против войны и службы, и ему было очень тяжело перенести такую новость, Хотя после расставания они и виделись еще не раз. Год назад, по настоянию его "бывшего" парня он переехал в Англию, и Брук с радостью пристроила к себе на работу старого друга.
Потом Брук рассказала про жизнь в Фолкстоне, нападение и их бегство.



Они сочувствовали друг другу. Брук обняла Марти, ей вдруг стало так легко, так давно ей не было вдруг так легко и спокойно, она чувствовала себя в безопасности с ним, он понимал её. Ему тоже было с ней очень хорошо. Они обняли друг друга, посмотрели друг на друга, Марти мило улыбнулся ей, как и она ему, погладил её аккуратно по волосам, свисающим и струящимся по её плечу, и они поцеловались...




And now Ladies and Gentlemen...

главная